Обзоры мировых
медицинских журналов
на русском языке
Разделы
Главная страница
Внутренние болезни
Акушерство и гинекология
Педиатрия
Неонатология
Инфекционные болезни
Интенсивная терапия
Кардиология
Неврология и нейрохирургия
Онкология
Гастроэнтерология
Клинические случаи
Поиск

Аллотрансплантация межпозвонковых дисков: новое слово в лечении дегенеративных заболеваний позвоночника? Печатать
18.04.07
По мере активного развития хирургии позвоночника и клеточных технологий, а также появления новых материалов стали появляться всё более замысловатые способы замены потерявших былую эластичность межпозвонковых дисков. Однако, как показал хирургический опыт, даже самый совершенный спондилодез одного сегмента неизбежно приводит к прогрессирующей дегенерации выше и ниже лежащих сегментов с последующим развитием их нестабильности. Для устранения подобного недостатка после лечения в сегменте должны сохраниться подвижность и стабильность, что гипотетически достигается лишь путём восстановления эластичности всех отделов межпозвонкового диска. Одним из возможных вариантов такого восстановления китайские учёные

видят в замещении разрушенного диска аллогенным блоком из цельного межпозвонкового диска и примыкающих к нему конечных пластинок выше и ниже лежащих позвонков.
Методы и ход исследования.
В пилотное испытание прошедшее с марта 2000 года по январь 2001 года были включены 5 добровольцев с симптомами шейной спондилогенной миелопатии, из-за грыжи одного межпозвонкового диска на шейном уровне. Пирамидная симптоматика, обусловленная миелопатией, оценивалась по суммарной системе Японской ассоциации ортопедов (Japanese Orthopedic Association), в которой наряду с двигательными и чувствительными расстройствами верхних и нижних конечностей суммируется степень нарушения функции мочевого пузыря; максимальной оценка составляет 17 баллов.
Исследователями были заблаговременно приготовлены 13 блоков из межпозвонковых дисков с терминальными пластинками, извлечённых из тел 3 женщин, погибших в возрасте 20—30 лет в результате травмы. Из их тел также были взяты пробы крови и костные фрагменты на посев, проведены анализы для исключения инфекционных заболеваний, таких как: вирусные гепатиты В и С, ВИЧ и туберкулёз. Образцы изымались не позднее 2 часов после остановки сердечно-сосудистой деятельности, предварительно для трансплантации изымались другие органы. Шейный отдел позвоночника вырезали в строго стерильных условиях между позвонками С3—Th1, затем из него с помощью остро заточенного долота (чтобы избежать разлома конечных пластинок) полностью высекались межпозвонковые диски с прилежащими конечными пластинками, получившиеся блоки ополаскивали физиологическим раствором. Затем их помещали в криоконсервирующий раствор и замораживали в жидком азоте при температуре -196С. Перед трансплантацией блоки размораживали при температуре 37С.
Операция по удалению повреждённого диска и установке аллотрансплантата проводилась под общим наркозом передним доступом.  После типичной дискэктомии с резекцией передней продольной связки и обточки смежных поверхностей позвонков авторы посредством тракции Холтера с грузом 2—5 кг или путём установки между позвонками внутреннего дистрактора растягивали необходимый уровень для беспрепятственной установки блока. Аллотрансплантат помещали между позвонками, после чего вытяжение (дистрактор) снимали, а блок никак не фиксировали. После операции больные носили ортопедические воротники в течение как минимум 2 недель. Периоперационно проводилась антибиотикопрофилактика цефазолином, иммуносупрессоры не применялись.
Рентгенограммы шейного отдела в функциональных положениях проводились через 2 месяца после операции, затем ежеквартально. При оценке положения трансплантата определяли угол Кобба между терминальными пластинками смежных позвонков, а также среднюю высоту межпозвонкового диска. Для оценки воздействия на спинной мозга до и после операции, а также на момент последней явки проводилась МРТ шейного отдела позвоночника. Болевой синдром оценивали по визуальной аналоговой шкале.
Результаты.
После операции неврологическая симптоматика регрессировала у всех 5 пациентов. У больного с посттравматической неполной параплегией к моменту последней явки движения улучшились до стадии D по Френкелю. При последней явке ни у кого из больных не было отмечено существенного болевого синдрома. Через 20 месяцев у пятого больного рецидивировала радикулярная боль по дерматому С6, однако без признаков миелопатии. Проведённая односторонняя фораминотомия на уровне корешка С6 избавила пациента от боли, однако через 2 года у него позади аллотрансплантата произошёл спонтанный спондилодез.
Ни у кого из больных за время наблюдения отторжения трансплантата отмечено не было, все оцениваемые показатели крови оставались в пределах нормы. Также не было отмечено не каких постоперационных осложнений или плохого заживления раны. Кроме того, невзирая на отсутствие дополнительной фиксации, ни у кого не произошло смещения трансплантата или спондилолистеза. Срастание конечных пластинок трансплантата с телами позвонков хозяина наблюдалось в срок около 2 месяцев и, в большинстве случаев, заканчивалось к 3-му месяцу после операции. У всех больных сохранился шейный лордоз.
До операции средняя высота диска составляла 5,32 мм, сразу после операции — 5,88 мм,  а во время последней явки 4,33 мм. Средний угол сгибания шейного отдела до операции составил +2,1, сразу после операции он составил -4,8, а во время последней явки -0,8. Средний угол разгибания составил -8,0, -10,6 и -9,4 соответственно. Средняя общая дуга сгибания-разгибания составила 10,1, 5,8 и 8,7 соответственно. Интраобсервационная ошибка для угла разгибания и высоты дисков составила 1,4 и 1,2 мм соответстсвенно.
Во всех случаях МРТ шейного отдела, проведённая через 1—2 недели после операции, подтвердила полноту декомпрессии спинного мозга, при этом на томограммах чётко визулизировалось положение трансплантатов, причём выступающие части трансплантатов со временем постепенно сгладились, а фиброзные кольца и точно помещённые пульпозные ядра сохранили свою плотность и водянистость. У первого и третьего больных ядра были достаточно водянистыми, а у остальных они были тёмными, но не более чем диски на соседних уровнях. Средняя модифицированная оценка разрушенных дисков по Шнейдерману составила 0,440,18 до операции, 0,630,21 после операции, 0,410,09 при последней явке. Ни у одного больного по данным рентгенограмм или МРТ шейного отдела позвоночника не было отмечено признаков прогрессирующей дегенерации на уровнях соседних с местом трансплантации.
Выводы.
После аллотрансплантации межпозвонковых дисков, несмотря на умеренную дегенерацию пересаженных межпозвонковых дисков, в оперированном сегменте сохранились стабильность и подвижность. Это позволяет авторам рассчитывать на то, что метод может стать эффективным средством в лечении дегенеративных заболеваний позвоночника.
Источник.
Ruan D. et al. Intervertebral disc transplantation in the treatment of degenerative spine disease: a preliminary study.  Lancet. Mar 24, 2007;369:993-9

Medline абстракт.

Главная страница arrow Неврология и нейрохирургия arrow Аллотрансплантация межпозвонковых дисков: новое слово в лечении дегенеративных заболеваний позвоночника?
Ваше мнение
Нужны ли российским больницам отделения экстренной помощи?
  
Если Вы ответили положительно, то как Вы можете это аргументировать?
  
Если Вы ответили отрицательно, то как Вы можете это аргументировать?
  
Если у Вас есть другие соображения по данному вопросу, пишите на адрес mail.medmir.com, указав