Обзоры мировых
медицинских журналов
на русском языке
Разделы
Главная страница
Внутренние болезни
Акушерство и гинекология
Педиатрия
Неонатология
Инфекционные болезни
Интенсивная терапия
Кардиология
Неврология и нейрохирургия
Онкология
Гастроэнтерология
Клинические случаи
Поиск

Работа в ночные смены при беременности увеличивает риск преждевременных родов у медицинских сестер. Печатать
11.02.09
В Соединенных Штатах зарегистрировано более 2,5 миллионов средних медицинских работников, около половины из которых – женщины репродуктивного возраста. Условия работы медицинских сестер существенно отличаются от других сфер профессиональной занятости. Основные особенности – ночная работа, сдвиг режима бодрствования и отдыха, большая продолжительность смены, длительное вынужденное вертикальное положение тела, подъем тяжестей, воздействие на организм химических соединений и ионизирующего (рентгеновского) излучения.
В США преждевременные роды (ПР) представляют собой основную причину неонатальной
заболеваемости и смертности, а их частота в течение последних двух десятилетий выросла почти на 30%. В связи с этим в рамках Исследования Здоровья Медицинских Сестер II (Nurses’ Health Study II) проведено изучение взаимосвязи производственных факторов и риска преждевременных родов.
Методы и ход исследования.
Исследование Здоровья Медицинских Сестер II – национальное когортное исследование, которое начато в США в 1989 г. Всего в исследование включены 116 608 женщин – медицинских сестер в возрасте от 25 до 42 лет.
Последующее наблюдение осуществлялось в 14 штатах путем анкетирования участниц исследования 1 раз в 2 года. В 2001 г. в двухлетнюю анкету были введены следующие вопросы: (1) наличие беременности в период с 1993 г.; (2) работала ли участница исследования во время последней беременности медицинской сестрой?; (3) согласна ли участница на включение в данное исследование? При положительном ответе на все три вопроса женщинам рассылались новые анкеты, касающиеся профессиональной занятости во время последней беременности после 1993 г.
Среди 101 281 ответивших на анкету 2001 г. у 11 177 (11%) в период с 1993 г. зарегистрирована минимум 1 беременность, причем данные женщины продолжали работать медицинскими сестрами. Из них 9 547 (85%) дали согласие на включение сведений в проводимое исследование, 645 (6%) – отказались, 985 (9%) – не ответили на третий дополнительный вопрос анкеты. Из 9 547 женщин на вопросы дополнительной анкеты ответили только 8 461 (89%). Всего первоначально включено в исследование 76% женщин, соответствующих установленным критериям.
Из анализа исключены женщины при следующих исходах беременности: самопроизвольный выкидыш (n=826), артифициальный аборт (n=147), внематочная беременность (n=62), пузырный занос (n=13), многоплодная беременность (двойни или тройни; n=236), мертворождение (n=42). Аналогично, исключены наблюдения при отсутствии точных сведений об исходе беременности (n=34) и гестационном возрасте (n=22), при неуказанной дате ее завершения (n=10).
Дополнительно при выполнении анализа данных были исключены сведения о пациентках (n=54), у которых средняя продолжительность рабочего времени в течение первого триместра составила менее 1 часа в неделю, или при отсутствии данной информации (n=38). В итоге исключены сведения о 1 484 женщинах. Окончательно включены в исследования 6 977 пациенток. Кроме того, у каждой пациентки учитывалось течение только одной беременности, последней в хронологическом порядке.
Особенности профессиональной занятости распределялись с учетом триместра беременности. Полуколичественно оценивались: ночная работа (отсутствие таковой; 1 – 2 смены в месяц, 3 – 4 смены в месяц; 2 – 3 смены в неделю; ≥4 смен в неделю); среднее количество рабочих часов в неделю по триместрам беременности (отсутствие; 1 – 20 часов в неделю; 21 – 40 часов в неделю; 41 – 60 часов в неделю; ≥61 часа в неделю). Так как абсолютное количество пациенток, работавших не менее 61 часа в неделю было сравнительно невелико (n=61), сведения о них были объединены с подгруппой, продолжительность работы в которой составляла 41 – 60 часов еженедельно. В случаях, когда большая часть рабочего времени приходилась на период с 00:00 часов до 08:00 утра, считалось, что имеется сдвиг режимов бодрствования и отдыха. В отношении времени суток анализ проводился в следующих подгруппах: только дневная работа (группа сравнения); дневная/вечерняя работа без ночных смен, преимущественно ночная и только ночная работа.
Оценивалось неблагоприятное влияние, связанное с подъемом тяжестей ~ 11,5 кг или более за смену (отсутствие данного фактора; 1 – 5 раз в день; 6 – 15 раз в день; 16 – 30 раз в день; 31 и более эпизодов). Аналогично, полуколичественно учитывались работа в вертикальном положении тела (<1 часа в день; 1 – 4 часа в день; 5 – 8 часов в день; ≥9 часов в день) и количество часов в день контакта с анестезиологическими газами, противоопухолевыми и противовирусными препаратами, антисептиками и источниками ионизирующего излучения (0, 1 – 4, 5 – 8, ≥9). При проведении анализа особое внимание обращалось на возможное влияние неблагоприятных факторов в течение первого триместра беременности.
Осуществлялся учет анамнестических факторов риска ПР: ПР в анамнезе, гестационная артериальная гипертензия и преэклампсия при предшествующей беременности, курение, употребление алкоголя и кофеин – содержащих продуктов.
Случаи преждевременного дородового вскрытия плодного пузыря расценивались как спонтанные ПР.
В полученных анкетах также присутствовали сведения о возрасте пациентки, ее расовой и этнической принадлежности, росто – весовых показателях, паритете, включая самопроизвольные выкидыши, приеме лекарственных средств.
В качестве преждевременных расценивались роды, произошедшие до полных 37 недель беременности по данным менструального анамнеза. Роды при сроке от 20 до 32 недель учитывались как ранние ПР.
Результаты.
Из 6 977 одноплодных беременностей у пациенток, работавших медицинскими сестрами в течение первого триместра, 588 (8%) завершились родами при сроке гестации до полных 37 недель. Из них у 524 (89%) роды произошли при сроке гестации от 32 до 36 недель, у 47 (8%) – от 28 до 31 недель, 15 (3%) – от 24 до 27 недель и у 2 (0,3%) – с 20 до 23 недели. По медицинским показаниям родоразрешено досрочно 40% из данных пациенток. Частота ПР составила 9% среди всех родов со спонтанным началом и 8% при родоразрешении по медицинским показаниям.
Основные социально – демографические характеристики достоверно не различались при ПР и срочных родах. Как и прогнозировалось, у большинства пациенток, родивших досрочно, в анамнезе были роды (427 – 72,7%), а у значительного количества из них предыдущие роды также были преждевременными (175 – 42,0%).
Большинство из рассматриваемых потенциально опасных профессиональных факторов не оказывали влияние на продолжительность беременности.
Сдвиг работы и режима бодрствования и отдыха на ночное время суток не сопровождался увеличением риска ПР в целом. Частичная рабочая занятость во время первого триместра беременности (≤20 часов в неделю) сочеталась со снижением частоты ПР на 30% (отношение рисков [ОР] – 0,7; 95% доверительный интервал [ДИ] – 0,6 – 0,9) в сравнении с продолжительностью работы 21 – 40 часов еженедельно. Тенденция к увеличению риска ПР по мере увеличения продолжительности занятости статистически достоверна (р=0,01). Тем не менее, не обнаружено взаимосвязи при занятости ≥41 часов в неделю и риском ПР.
При учете совокупности вероятных факторов не оказывали влияния на риск ПР подъем тяжестей и длительная работа в вертикальном положении тела или ходьба.
Обнаружено, что медицинские сестры, работавшие в контакте с антисептиками не менее 5 часов в сутки, были подвержены почти двукратному риску ПР (ОР – 1,9; 95%ДИ – 1,1 – 3,4) в сравнении с пациентками, контакт с данными веществами у которых не превышал 1 часа в сутки. Несмотря на то, что данные получены на небольшом количестве пациенток, результаты оставались статистически значимыми при учете всех возможных неблагоприятных профессиональных факторов.
Производственный контакт с анестезиологическими газами, источниками ионизирующего излучения, противоопухолевыми и противовирусными препаратами в течение всех триместров беременности не сопровождался увеличением риска ПР.
Из общего количества ПР были исключены 227 наблюдений, в которых досрочное родоразрешение было выполнено по медицинским показаниям. В подгруппе оставшихся пациенток был проведен дополнительный анализ. При этом обнаружено увеличение риска ПР при продолжительности работы в вертикальном положении тела 9 и более часов (ОР – 1,3; 95%ДИ – 1,0 – 1,7), однако статистическая значимость данных результатов была минимальна. В меньшей степени была выражена взаимосвязь риска ПР и контакта с антисептиками, однако, воздействию данного неблагоприятного фактора было подвержено всего 6 медицинских сестер (ОР – 1,7; 95%ДИ – 0,7 – 3,8). В отношении остальных факторов были получены результаты, аналогичные результатам анализа всей группы в целом.
Изолированно проведено исследование взаимосвязи неблагоприятных профессиональных факторов и риском ранних ПР (до 32 недель беременности). Среди исследуемой группы ранние ПР зарегистрированы в 64 наблюдениях. Женщины, сообщившие о работе в ночное время, имели достоверно более высокий риск в отношении ранних ПР (ОР – 3,3; 95%ДИ – 1,4 – 6,2), в том числе с учетом поправок на возраст, паритет и другие професииональные факторы. Прочие факторы, связанные с профессиональной занятостью, не оказывали существенного влияния на риск ранних ПР.
Взаимосвязь профессиональных факторов и риска ПР практически не зависела от наличия в анамнезе гипертензивных осложнений. Тем не менее, артериальная гипертензия и преэклампсия при предыдущей беременности достоверно увеличивали риск досрочного завершения беременности (ОР – 2,2; 95%ДИ – 1,8 – 2,6).
Прогнозируемые результаты были получены при анализе подгруппы повторнородящих. ПР существенно более часто регистрировались среди пациенток, у которых предыдущая беременность также завершилась досрочно – 25% - в сравнении с 5% при срочных родах в анамнезе. При этом влияние профессиональных факторов было одинаково как при преждевременных, так и при срочных родах в анамнезе. Единственное исключение – увеличение риска ПР на 30% при наличии в анамнезе досрочного родоразрешения и трудовой занятости более 40 часов в неделю в сравнении с пациентками, работавшими в течение недели 21 – 40 часов.
Выводы.
Ночная работа для медицинских сестер представляет собой фактор риска в отношении ранних ПР. В меньшей степени ПР связаны с профессиональным контактом с антисептиками, длительной работой в вертикальном положении и подъемом тяжестей. Прочие профессиональные факторы не оказывают влияния на досрочное завершение беременности.
Исследование, по мнению авторов, имеет ограничение в отношении взаимосвязи ПР и контакта с антисептиками вследствие небольшого количества наблюдений. Большинство данных пациенток работали в условиях операционной либо операционными медицинскими сестрами. Авторы считают, что данная взаимосвязь должна быть предметом последующих исследований.
Источник:
Lawson C.C., Whelan E.A., Hibert E.N., et al. Occupational factors and risk of preterm birth in nurses.  Am.J.Obstet.Gynecol 2009;200;51.e1-51.e8. Medline абстракт.
Главная страница arrow Акушерство и гинекология arrow Работа в ночные смены при беременности увеличивает риск преждевременных родов у медицинских сестер.
Ваше мнение
Нужны ли российским больницам отделения экстренной помощи?
  
Если Вы ответили положительно, то как Вы можете это аргументировать?
  
Если Вы ответили отрицательно, то как Вы можете это аргументировать?
  
Если у Вас есть другие соображения по данному вопросу, пишите на адрес mail.medmir.com, указав