Обзоры мировых
медицинских журналов
на русском языке
Разделы
Главная страница
Внутренние болезни
Акушерство и гинекология
Педиатрия
Неонатология
Инфекционные болезни
Интенсивная терапия
Кардиология
Неврология и нейрохирургия
Онкология
Гастроэнтерология
Клинические случаи
Поиск

Дистресс плода и переношенность - независимые предикторы перинатального геморрагического инсульта. Печатать
22.04.09
Перинатальный инсульт (ПИ) является фактором риска для детского церебрального паралича, врождённого гемипареза, а также поведенческих, познавательных и языковых проблем. Предикторы перинатального ишемического инсульта (ПИИ) включают материнские и интранатальные факторы, тогда как предикторы перинатального  геморрагического инсульта (ПГИ) не изучены. Целью настоящего исследования стало определение частоты и предикторов ПГИ в большой многоэтнической популяции.
Методы и ход исследования.
Настоящее исследование включило всех младенцев, родившихся с 1993 г. по 2003 г. в Северной Калифорнии (США). Критериями ПИ были: 1) судороги или энцефалопатия; 2) данные компьютерной или магнитно-резонансной томографии (МРТ), подтверждавшие наличие внутричерепного кровоизлияния (ВЧК) или субарахноидального кровоизлияния (САК) для ПГИ или инфаркта для ПИИ и 3) гестационный возраст (ГВ) ≥ 28 недель и послеродовый возраст до 28 дней жизни. Случаи изолированных внутрижелудочковых  кровоизлияний (без других ВЧК) были исключены.
ПИ с клиническими проявлениями были идентифицированы медсестрой-экспертом с использованием стандартизированного протокола по электронным базам данных томографических исследований и по диагнозам из обзоров медицинских диаграмм. Все выявленные случаи ПИ были повторно рассмотрены детским невропатологом. Для каждого случая ПИ (ПГИ или ПИИ) было беспорядочно отобрано по 3 младенца контроля из когорты всех детей, родившихся в центрах изучения с января 1993 г. по декабрь 2003  г. Предикторы ПГИ оценивались с помощью регрессионного анализа.
Результаты.
В когорте из 323 532 новорождённых было выявлено 20 случаев ПГИ, что составило 6,2  на 100 000 живых рождений (95% доверительный интервал [ДИ]: 3,8 – 9,6 на 100 000) или 1 на 16 000 живых рождений. Для сравнения было верифицировано 93 случая ПИИ, что составило 29 на 100 000 (1 на 3 500) живых рождений. Полная частота ПИ с клиническими проявлениями составила 35 случаев на 100 000 (1 на 2 800) живых рождений, из которых в 18% был ПГИ. Всего было 19 случаев ВЧК и 1 - САК. Все новорождённые с ПГИ были не из двоен,  среди них 3  ребёнка были недоношенными (ГВ 31 неделя) и 17 - доношенными.
Выявленные случаи ПГИ в 100% приводили к энцефалопатии и в 65% - к судорогам. Основными известными причинами ПГИ были тромбоцитопения (n = 4) и кавернозная мальформация (n = 1); 15 (75%) случаев ПГИ были идиопатическими. У ребёнка с кавернозной мальформацией было перинатальное ВЧК, гипотония правой руки с 5-го дня жизни; МРТ в 5 месяцев показало наличие ВЧК в лобной области. После судорог  в возрасте 2 лет при повторной МРТ было выявлено новое кровоизлияние в том же самом месте с хирургическим подтверждением кавернозной мальформации. Плацентарные инфаркты были зарегистрированы у 2 пациентов с ПГИ.
При радиологическом исследовании ВЧК чаще были унифокальными (14 из 19 [74%]) и односторонними (15 из 19 [83%]). ПГИ были чаще левосторонними (10 из 18 [56%]), чем правосторонними (5 из 18 [28%])  или двусторонними (3 из 18). ПГИ наиболее часто визуализировался в париетальной (n = 9 из 19 [47%]), лобной (n = 7 из 19 [37%]) и реже темпоральной (n = 3 из 19 [16%]) области. Базальные ганглии (n = 2), таламическая (n = 1) и мозжечковая (n = 1) области также были вовлечены. У большинства (16 из 19 [84%]) пациентов не были исследованы сосуды мозга. У 1 новорождённого была выполнена магнитно-резонансная ангиография, у другого - венография. У девочки с кавернозной мальформацией проводилась обычная ангиограмма. Результаты исследования сосудов были нормальными у всех 3-х детей.
Не было различий между пациентами с ПГИ (n = 20) и контроля (n = 317) в сроке беременности,  материнских характеристиках, включая материнский возраст, осложнения беременности или этническую принадлежность. Однако дистресс плода и рождение путём кесарева сечения по экстренным  показаниям были предикторами ПГИ. Другие интратальные факторы не были предикторами ПГИ. Не было различий в частоте родов с применением  щипцов, вакуумной экстракции или случаев дистоции плечиков между пациентами с ПГИ и контроля. В целом, трудные влагалищные роды (щипцы или вакуумная экстракция, или дистоция плечиков) не предсказывали ПГИ (отношение рисков [ОР]: 0,31; 95% ДИ: 0,038 – 2,51; P = 0,271).
У новорождённых с ПГИ и контроля не было различий в весе при рождении, ГВ, поле или Apgar оценке на 5-й минуте. Однако ГВ был достоверным предиктором ПГИ после трихотомизации: по сравнению с доношенными новорождёнными недоношенные и переношенные младенцы имели больший риск ПГИ.
Дистресс плода и экстренное кесарево сечение были связаны: 49% младенцев, родившихся путём экстренного кесарева сечения, имели дистресс плода по сравнению с 4,3%  младенцев, родившихся при влагалищных родах (P < 0,0001 χ2 испытания). Из-за этого было невозможно включить обе переменные в многомерную модель, и поэтому в модели учитывались только пол, дистресс плода, ГВ как трихотомическая переменная. И дистресс плода, и переношенность были независимо связаны с ПГИ.
Анализ был повторён для 20 случаев ПГИ и 60 соответствующих им контрольных случаев. Дистресс плода продолжал быть существенным предиктором ПГИ (ОР: 8,1; 95% ДИ: 1,6 - 42; P = 0,012). Имелась тенденция к ассоциации для обоих факторов – экстренного кесарева сечения (ОР 4,1; 95% ДИ: 0,88 - 19; P = 0,073) и переношенности (ОР: 4,9; 95% ДИ: 0,73 - 33; P = 0,101). Многомерная модель включала те же самые предикторы, что и первичный анализ, кроме мужского пола, который не выполнил критерий ценности P для включения в модель (P = 0,21 для ассоциации между полом и ПГИ). Дистресс плода был независимым  предиктором ПГИ (ОР: 9,5; 95% ДИ: 1,5 - 58; P = 0,015). Имелась тенденция к независимой ассоциации и для переношенности (ОР: 7,5; 95% ДИ: 0,89 - 64; P = 0,063).
Выводы.
Авторы исследования пришли к выводу, что частота ПГИ в большой популяции (Северная Калифорния) составляет 6,1 на 100 000 живых рождений.
По мнению авторов, дистресс плода и переношенность - независимые предикторы ПГИ.
Ограничениями настоящего исследования были: маленький типовой размер, несмотря на относительно большую когорту изучения, и ретроспективный характер; не учёт таких переменных, как материнский хориоамнионит и бесплодие; а также отсутствие информации для оценки социально-экономических и других материнских факторов риска (курение, наркомания). Кроме того, данное исследование включало только случаи ПГИ с клиническими проявлениями, тогда как истинная частота данной патологии, вероятно, намного выше.
Авторы считают, что необходимы дополнительные исследования для подтверждения взаимосвязи  дистресса плода и переношенности с ПГИ и объяснения её механизмов.
Источник.
Jennifer Armstrong-Wells et al. Prevalence and predictors of perinatal hemorrhagic stroke: results from the kaiser pediatric stroke study. Pediatrics. March 2009; 123(3): 823-828.

Статьяисточник

Medline абстракт


Главная страница arrow Неонатология arrow Дистресс плода и переношенность - независимые предикторы перинатального геморрагического инсульта.
Ваше мнение
Нужны ли российским больницам отделения экстренной помощи?
  
Если Вы ответили положительно, то как Вы можете это аргументировать?
  
Если Вы ответили отрицательно, то как Вы можете это аргументировать?
  
Если у Вас есть другие соображения по данному вопросу, пишите на адрес mail.medmir.com, указав