Обзоры мировых
медицинских журналов
на русском языке
Разделы
Главная страница
Внутренние болезни
Акушерство и гинекология
Педиатрия
Неонатология
Инфекционные болезни
Интенсивная терапия
Кардиология
Неврология и нейрохирургия
Онкология
Гастроэнтерология
Клинические случаи
Поиск

Клонидин уменьшает продолжительность опиоидной детоксикации у младенцев с неонатальным абстинентным синдромом. Печатать
27.05.09
В настоящее время мало известно об альтернативных стратегиях опиоидной детоксификации (ОД) младенцев с выраженным неонатальным абстинентным синдромом (НАС). Клонидин (центральный α2-адренергический агонист, аналог клофелина) используется для детоксикации у взрослых с опиоидной зависимостью. Цель настоящего исследования состояла в том, чтобы определить эффективность и безопасность  перорального клонидина у младенцев с НАС.
Методы и ход исследования.
С марта 2002 г. по декабрь 2005 г. в 3-х медицинских центрах г. Балтимора (США) было проведено проспективное, двойное – слепое, рандомизированное, плацебо контролируемое исследование младенцев, получавших внутриутробно метадон или героин, с наличием  НАС (2 последовательные оценки по шкале Finnegan [MFS] ≥ 9).
Все зарегистрированные пациенты (80) получили ОД - пероральный раствор опиума согласно стандартизированному протоколу и были беспорядочно назначены на получение перорального клонидина (1 μг/кг каждые 4 часа; группа лечения) или плацебо (группа контроля). Первичным результатом была продолжительность терапии опиоидами. Вторичные результаты включали количество опиума, необходимого для контроля симптомов, количество неудач лечения и различия в артериальном давлении (АД), частоте сердечных сокращений (ЧСС) и сатурации кислорода по данным пульоксиметрии.
Результаты.
40 младенцев были включены в группу лечения, и 40 - в группу контроля. Обе группы были подобны в отношении демографических факторов матерей и детей. У детей в группе лечения  по сравнению с детьми контроля вес при рождении ВР был ниже (средний ВР: 2864 г [SD: 365] против 3047 г [SD: 395]; P = 0,03). Среди всех пациентов 89% внутриутробно получали метадон, 69% - героин и 61% - кокаин в сочетании с опиумом. В обеих группах у 3 из 40 пациентов был положительной токсикологический скрининг мочи на бензодиазепины во время родов или в анамнезе во время беременности. Применение sertraline или paroxetine имело место у 3 из 40 и 6 из 40 в группах лечения и контроля соответственно. Пренатальное подвергание опиоидам было сопоставимо в обеих группах, как и продолжительность наркотической зависимости, наркотическая доза при родах у матерей и количество беременных, зарегистрированных по программе лечения  зависимости от метадона.
В группе лечения срединная продолжительность терапии была на 27% короче, чем в группе контроля: 11 дней (95% доверительный интервал [ДИ]: 8-15) против 15 дней (95% ДИ: 13-17) с диапазоном 4 - 28 и 4 - 100 дней (P = 0,02) соответственно. Хотя ВР в группах отличался, вес в начале лечения - не имел различий. Обе группы получили одинаковую дозу ОД/кг в начале терапии. Дети, пренатально получавшие метадон, имели срединную продолжительность лечения в 3 раза большую, чем дети, получавшие один героин (15 дней [95% ДИ: 12 - 18] для метадона против 5 дней [95% ДИ: 4 - 6] для героина; P = 0,005). У младенцев, получавших внутриутробно только метадон, клонидин был связан  с более короткой продолжительностью терапии (12 дней [95% ДИ: 9 - 16] для группы лечения против 17 дней [95% ДИ: 11- 22] для группы контроля; P = 0,01). У 9 детей в группе контроля  (все получали метадон) продолжительность ОД была ≥ 28 дней (медиана: 32 [диапазон: 29 - 100]).
Не было никаких различий в максимальной потере веса или времени достижения низшей точки потери веса между 2 группами. Полная доза (среднее [SD]) ОД в группах лечения и контроля была 19,4 (20,1) мл, 7,7 (8,0) мг МЕ и 47,9 (89,2) мл, 19,2 (3,3) мг МЕ соответственно. Более высокие дозировки опиума требовались 40% младенцев в группе контроля против 20% - в группе лечения. В целом, дети в группе лечения нуждались в меньшем количестве ОД/кг в день, чем дети в группе контроля (P < 0,03); расхождение отмечено после 5-го дня терапии.
У 5 из 80 младенцев была зафиксирована неудача лечения (требовалось > 0,9 мл ОД каждые 3 часа). Неудачи лечения имели место на 2, 3, 5, 7 и 16 дни, все в группе контроля. У 3 детей в этой группе были судороги (без отклонений на электроэнцефалограмме) против ни одного случая в группе лечения. У 7 младенцев, все в группе лечения, после отмены ОД увеличилась оценка по MFS и потребовалось возобновление ОД в течение 12 - 48 часов, но затем у большинства пациентов ОД была отменена в течение 2 - 5 дней. Несмотря на включение этих дополнительных дней ОД, срединная продолжительность терапии в группе лечения была меньше, чем в группе контроля (P = 0,02).
АД и ЧСС были статистически ниже в группе лечения, но оставались в нормальном диапазоне для новорождённых, и ни одному ребёнку не потребовалось вмешательство из-за низкого АД. Максимумы различий в систолических, диастолических и средних значениях АД были в 24 и 48 часов после старта протокола. В течение 48 часов после отмены препарата изучения группа лечения имела средне увеличение в систолическом АД от 81 (8) к 86 (6) мм рт. ст. В группе лечения отмечалась более высокая ЧСС: 145 (10) против 140 (9) ударов в минуту в группе контроля, которая была зарегистрирована через 48 часов после старта протокола. Никаких различий в ЧСС  не было спустя 48 часов после отмены клонидина.
Гипертония, гипотония, брадикардия или десатурация в течение изучения не наблюдались.  У 1 рёбенка в группе лечения развилась наджелудочковая тахикардия в возрасте 5 дней через 3 дня после отмены клонидина. Этому ребёнку потребовалось 1 введение аденозина, и он был выписан домой без дополнительной терапии.
3 младенца, все в группе лечения, умерли в течение 2-х первых месяцев после выписки из больницы. Причинами смерти, подтвержденными аутопсией, были: миокардит, синдром внезапной смерти младенца и передозировка метадона. Эти дети умерли: 1) в возрасте 50 дней (6 дней после выписки и через 44 и 23 дня после прекращения ОД и приёма клонидина соответственно), 2) в возрасте 32 дня (через 23 дня после выписки) и 3) в 52 дня (через 22 дня после выписки). Все случаи смерти не были связаны с назначением клонидина.
Выводы.
Авторы исследования пришли к выводу, что клонидин эффективен при лечении умеренного и тяжёлого НАС у доношенных новорождённых, внутриутробно получавших опиоиды.
По мнению авторов, клонидин в сочетании с ОД уменьшает продолжительность медикаментозного лечения без неблагоприятных сердечно-сосудистых событий.
Ограничением настоящего исследования было маленькое количество пациентов, а также небольшое количество больниц и ограниченная географическая область.
Авторы считают, что для оценки  долгосрочной безопасности проводимой терапии у контингента изучения необходимо дополнительное большое мультицентровое исследование.
Источник.
Alexander G. Agthe et al. Clonidine as an adjunct therapy to opioids for neonatal abstinence syndrome: a randomized, controlled trial. Pediatrics. May 2009; 123(5): e849-e856. Статья-источник. Medline абстракт.

Главная страница arrow Неонатология arrow Клонидин уменьшает продолжительность опиоидной детоксикации у младенцев с неонатальным абстинентным синдромом.
Ваше мнение
Нужны ли российским больницам отделения экстренной помощи?
  
Если Вы ответили положительно, то как Вы можете это аргументировать?
  
Если Вы ответили отрицательно, то как Вы можете это аргументировать?
  
Если у Вас есть другие соображения по данному вопросу, пишите на адрес mail.medmir.com, указав