Обзоры мировых
медицинских журналов
на русском языке
Разделы
Главная страница
Внутренние болезни
Акушерство и гинекология
Педиатрия
Неонатология
Инфекционные болезни
Интенсивная терапия
Кардиология
Неврология и нейрохирургия
Онкология
Гастроэнтерология
Клинические случаи
Поиск

Обнаружена связь между видом сахароснижающей терапии и раком поджелудочной железы. Печатать
26.08.09
В США рак поджелудочной железы (РПЖ) занимает четвертое место в структуре смертности от рака как у мужчин, так и у женщин. Установленными факторами риска РПЖ являются курение, ожирение и семейный анамнез заболевания. Связь между сахарным диабетом 2 типа (СД2) и РПЖ более сложная. С одной стороны, СД2 может развиваться вследствие РПЖ. С другой стороны, накапливаются данные, что СД2 играет важную роль в канцерогенезе данной онкопатологии. Сведения о связи вида сахароснижающей терапии с РПЖ практически отсутствуют. В этой связи исследователи ракового центра Андерсона (M.D.Anderson Cancer Center) техасского университета провели исследование случай-контроль, основанного на большой госпитальной базе данных.  
Методы и ход исследования.
Исследование в центре началось в 2004 г. с целью выяснения роли экологических и генетических факторов в развитии РПЖ. Для настоящего анализа в качестве «случаев» включались все пациенты с впервые выявленной в 2004–2008 гг. и подтвержденной морфологически протоковой аденокарциномой поджелудочной железы. Соответствующие по возрасту, полу и расе «контроли» набирались среди практически здоровых лиц, как правило, близких, но не кровных,  родственников или знакомых больных, находящихся в центре по поводу онкопатологии не желудочно-кишечного тракта и не связанной с курением. «Контроли» не имели генетической связи со «случаями». Все участники ранее не болели онкопатологией.
Квалифицированный персонал собирал интересующую информацию с помощью структурированного и валидного опросника. Регистрировались демографические данные, наличие известных факторов риска РПЖ, СД2 (включая возраст и год установления диагноза, вид сахароснижающей терапии и ее продолжительность).
Статистический анализ связи клинических параметров и различных сахароснижающих средств проводился методом многофакторной логистической регрессии с коррекцией на возраст, пол, расу, курение, употребление алкоголя, индекс массы тела, семейный анамнез РПЖ, длительность СД2 и использование инсулина. Поскольку многие пациенты использовали комбинированную сахароснижающую терапию, препараты и их комбинации изменялись во времени, а число больных с монотерапией было небольшим, заключительный анализ был проведен в подгруппах участников, когда-либо или никогда не использовавших инсулин, стимуляторы его секреции, метформин и тиазолидиндионы.          
Результаты.
В исследование вошли 973 «случая» (в т.ч. 259 больных СД2) и 863 «контроля» (в т.ч. 109 больных СД2). Группы были сопоставимы по полу и образовательному уровню, но среди «контролей» было меньше лиц с черной кожей и в возрасте старше 70 лет.
Во всей популяции исследования факторами, независимо связанными с риском развития РПЖ, оказались курение (отношение шансов [ОШ] – 1,45; р<0,001), потребление алкоголя (ОШ – 1,25; р=0,043), семейный анамнез РПЖ (ОШ – 1,62; р<0,001), избыточная масса тела (ОШ – 2,58; р<0,001) и ожирение (ОШ – 4,21; р<0,001). СД2 также увеличивал риск РПЖ в 2,37 раза (95% доверительный интервал [ДИ] 1,84–3,06; р<0,001), в том числе при длительности заболевания до 2 лет ОШ составило 4,50 (р<0,001), от 3 до 5 лет – 1,71 (р=0,04), более 5 лет – 1,52 (р=0,028).
Частота использования инсулина, стимуляторов секреции инсулина (производных сульфонилмочевины и меглитинидов), метформина и других сахароснижающих средств в группах «случаев» и «контролей» была сопоставимой.
Во всей популяции участников исследования применение стимуляторов секреции инсулина и тиазолидиндионов недостоверно увеличивало риск РПЖ (ОШ – 1,78; р=0,231 и ОШ – 1,08; р=0,0883 соответственно). Напротив, терапия метформином сопровождалась статистически значимым снижением риска РПЖ (ОШ – 0,38; 95% ДИ 0,21–0,67; р=0,001).  
При анализе только больных СД2 использование инсулина и стимуляторов его секреции увеличивало риск РПЖ в 4,99 и 2,52 раза соответственно (р<0,001 и р=0,005), в то время как лечение метформином снижало этот риск на 62% (ОШ – 0,38; 95% ДИ 0,22–0,69; р=0,001). Терапия тиазолидиндионами сопровождалась недостоверным трендом к увеличению риска заболевания (ОШ 1,55; р=0,213).
При анализе участников, никогда не использовавших инсулинотерапию, связь стимуляторов секреции инсулина с повышенным риском РПЖ и метформина с канцеропротективным эффектом сохраняла статистическую значимость (ОШ – 3,82; р=0,001 и ОШ – 0,44; р=0,019 соответственно).
После исключения участников с длительностью СД2 ≤ 2 лет (что делало маловероятным включение больных СД, вызванным РПЖ) инсулинотерапия и применение метформина соответственно увеличивала и снижала риск развития РПЖ (ОШ – 5,04; р<0,001 и ОШ – 0,41; р=0,020). Напротив, связь стимуляторов инсулина с РПЖ утратила статистическую значимость (ОШ – 1,74; р=0,160), хотя число «случаев» и «контролей» было небольшим (n=48 и n=20 соответственно).
Относительно краткосрочное (≤ 2 лет) применение инсулина и стимуляторов его секреции сопровождалось значимо высоким риском РПЖ (ОШ – 11,3; р<0,001 и ОШ – 4,94; р=0,001). В то же время терапия метформином снижала этот риск (ОШ – 0,34; р=0,001). Напротив, при длительной сахароснижающей терапии (>5 лет) статистическая связь с риском РПЖ оставалась только для метформина (ОШ – 0,18; р<0,001).
После исключения больных СД2 длительностью ≤ 2 лет применение более 5 лет метформина подтвердило его протективный эффект в отношении РПЖ (ОШ – 0,30; р=0,005). Длительная инсулинотерапия, напротив, демонстрировала повышенный риск развития РПЖ (ОШ – 2,78; р=0,049).             
Выводы.
В данном исследовании случай-контроль впервые показана статистически значимая связь между видом сахароснижающей терапии и риском развития РПЖ. В частности, применение метформина, особенно длительное (более 5 лет) значительно снижало риск РПЖ в сравнении с больными СД2, никогда не использовавшими этот препарат. Кроме того, полученные данные свидетельствуют о том, что терапия с помощью инсулина или стимуляторов его секреции сопровождается увеличением риска РПЖ. Последнее наблюдение, в силу небольшого числа случаев, требует подтверждения в крупном клиническом исследовании.
Дизайн исследования не позволил установить, с чем связан меньший риск РПЖ при терапии метформином – с менее тяжелым СД2, для лечения которого был выбран метформин, или с лучшим контролем СД2 при терапии метформином, или с его непосредственным антинеопластическим действием (последнее установлено в экспериментах). Тем не менее, если канцеропротективный эффект препарата подтвердится в дальнейших исследованиях, метформин может стать хорошим средством для первичной профилактики РПЖ у больных СД2, заключают авторы публикации.        
Источник.
Li D., Yeung S.C., Hassan M.M. et al. Antidiabetic therapies affect risk of pancreatic cancer. Gastroenterology. August 2009;137(2):482-8.

Статья-источник

Medline абстракт


Главная страница arrow Внутренние болезни arrow Обнаружена связь между видом сахароснижающей терапии и раком поджелудочной железы.
Ваше мнение
Нужны ли российским больницам отделения экстренной помощи?
  
Если Вы ответили положительно, то как Вы можете это аргументировать?
  
Если Вы ответили отрицательно, то как Вы можете это аргументировать?
  
Если у Вас есть другие соображения по данному вопросу, пишите на адрес mail.medmir.com, указав