Обзоры мировых
медицинских журналов
на русском языке
Разделы
Главная страница
Внутренние болезни
Акушерство и гинекология
Педиатрия
Неонатология
Инфекционные болезни
Интенсивная терапия
Кардиология
Неврология и нейрохирургия
Онкология
Гастроэнтерология
Клинические случаи
Поиск

Большинство асептических менингитов и энцефалитов у взрослых вызывают вирусы. Печатать
15.02.06
Диагноз асептического менингита (АМ) или асептического энцефалита (АЭ) подразумевает острое начало неврологической патологии и отсутствие в исследуемых материалах бактерий. Долгое время этиология этих заболеваний была не совсем ясна, хотя неоднократно высказывались гипотезы об их вирусном происхождении. Благодаря применению современных методов диагностики удалось выявить множество небактериальных источников менингита и энцефалита: токсоплазму, микоплазму, хламидию и, собственно, вирусы.До последнего времени ученые пристально изучали асептический энцефалит или менингоэнцефалит, не выделяя менингит как самостоятельную форму. В связи с этим финские неврологи решили оценить частоту выявления различных инфекционных агентов у взрослых старше 16 лет отдельно для АМ и АЭ.
Методы и ход исследования.
В проспективное исследование были последовательно включены 186 взрослых, которые проходили лечение в период с 1 января 1999 г. по 31 декабря 2003 г. в неврологическом или терапевтическом отделениях Университетского госпиталя города Тарту в Финляндии.
С помощью качественной полимеразной цепной реакции (ПЦР) в ликворе определяли ДНК энтеровирусов, вирусов простого герпеса (herpes simplex virus – HSV-1 и HSV-2) и опоясывающего лишая (varicella zoster virus – VZV). Кроме этого, оценивали титр антител к микроорганизмам, наиболее часто вызывающим неврологические расстройства (энтеровирусы, вирусы герпеса, аденовирусы, Mycoplasma pneumoniae, Chlamydia pneumoniae и Borrelia burgdorferii) в ликворе, в мазках из глотки и в кале. В зимние месяцы также определяли титры антител к вирусам гриппа А и В, парагриппа типа 1, 2 и 3, а в летние месяцы – к вирусу клещевого энцефалита. По показаниям исследовали антитела к ряду прочих возбудителей энцефалита: Toxoplasma gondii, ВИЧ, вирусу Эпштейна-Барра и к вирусу паротита.
Из исследования исключили больных с септицемией, послеоперационным менингитом и всех больных с интравентрикулярными шунтами, не взирая на отсутствие бактериального роста в ликворе.
Результаты.
В окончательный анализ включили 144 больных с АМ и 42 больных с АЭ. Заболеваемость АМ составила 7,6 больных на 100 000 населения, а заболеваемость АЭ – 2,2 на 100 000.
Асептический менингит.
Средний возраст больных с АМ составил 35 лет (16-84), а отношение мужчин к женщинам –  68/76. Головная боль и светобоязнь встречалась у 83% больных, рвота – у 52%, а ригидность шейной мускулатуры – у 31% больных. Средний цитоз в ликворе составил 114´106/л  (6-2590´106) и средний уровень белка в ликворе составил 0,71 г/л (0,28-4,12 г/л). Во всех случаях цитоз был лимфоцитарным, средний уровень лимфоцитоза в ликворе не был ниже 92% для всех изучаемых микроорганизмов.
У 95 из 144 больных с АМ (66%) удалось установить инфицирующие агенты. Чаще всего ими были энтеровирусы (38,26%). Средний возраст больных энтнровирусным менингитом составил 31 год, причем самому старшему пациенту было 60 лет. Сезонный максимум менингита, вызванного энтеровирусом приходился на сентябрь и октябрь (n=18), хотя немало пациентов заболевало зимой (n=11) и летом (n=7), и реже – весной (n=2).
Вторым по частоте вирусом стал HSV 2, его диагностировали у 24 больных с АМ (17%), причем чаще это были женщины (n=19). При этом у 7 больных АМ имел рецидивирующую форму, а у 5 больных АМ сочетался с генитальным герпесом.
Третьим по встречаемости оказался VZV. АМ, обусловленный этим вирусом, сочетался с кожными симптомами опоясывающего лишая у 8 больных и с ветряной оспой – у 1 больного.
У 2 больных причиной АМ явился HSV-1, а у одного больного была обнаружили два вируса –
HSV-1 и VZV. Реже обнаруживали вирус клещевого энцефалита (n=8), EBV (n=2), Mycoplasma pneumoniae (n=2), Borrelia burgdorferi (n=2), аденовирус (n=1), вирус парагриппа (n=1) и Toxoplasma gondii (n=1). У одного больного АМ был вызван применением триметоприма. У 49 больных (34%) определить этиологический фактор не удалось.
Любопытно отметить, что вирусам герпеса (HSV-1, HSV-2 и VZV) сопутствовали наибольшие уровни цитоза и белка в ликворе. Для HSV-1 средние значения составили 132´106/л  (46-1420´106) и 835 г/л (733-937г/л) соответственно; для HSV-2 – 299´106(63-920´106) и 1210 г/л (404-3215г/л) соответственно; для VZV – 128´106/л  (36-620´106) и 1112 г/л (301-4120 г/л) соответственно. Для остальных микроорганизмов эти показатели были существенно ниже.
Асептический энцефалит.
Средний возраст больных с АЭ был равен 53 годам (18-86), а отношение количествам мужчин к женщинам составило 22/20. Наиболее частыми симптомами у больных, страдающих АЭ, были острые расстройства сознания и личности (n=28), амнезия (n=19), афазия (n=17), галлюцинации (n=10) и эпилептические припадки (n=14). Нейровизуализация (МРТ или КТ) была проведена у всех больных с АЭ, и у 16 больных показала наличие рассеянных (n=2) и очаговых (n=14) симптомов энцефалита. При этом исследователи отметили, что у 8 пациентов на первоначальных КТ головного мозга патологических изменений не было. Средний цитоз у больных с АЭ при поступлении составил 46´106/л  (0-640´106), а средний уровень белка – 0,87 г/л (0,38-18,37 г/л).
Определить инфицирующий агент при АЭ удалось лишь в 36% случаев (n=15). HSV-1, VZV и вирус клещевого энцефалита были диагностированы у одинакового числа больных (n=4), что составило 9% для каждого. У 1 больного были одновременно выявлены HSV-1 и VZV. В этой группе по средним уровням цитоза и белка в ликворе первенствовал VZV – 132´106/л  (28-330´106) и 1480 г/л (721-2130 г/л) соответственно. Важно отметить, что у всех больных с очаговым АЭ, вызванным HSV-1, первое КТ головного мозга показало снижение плотности КТ сигнала и признаки отёка в лобных и височных долях.
У 30 больных с АЭ были обнаружены другие микроорганизмы. У 27 больных (64%) из 42 с АЭ инфекционный агент определить не удалось.
Выводы.
Энтеровирусы и HSV-2 чаще других становятся причиной развития асептического менингита у взрослых, а ПЦР является основным методом их диагностики. В то же время авторы указывают на сохраняющееся значение интратекальных антител в диагностике герпетических энцефалитов и, к своему сожалению, признают, что в большинстве случаев причины асептического энцефалита остаются за пределами разрешающих возможностей современных методов диагностики.
Источник.
Kupila L. et al. Etiology of aseptic meningitis and encephalitis in an adult population. Neurology. Jan 10, 2006;66:75—80
Главная страница arrow Неврология и нейрохирургия arrow Большинство асептических менингитов и энцефалитов у взрослых вызывают вирусы.
Ваше мнение
Нужны ли российским больницам отделения экстренной помощи?
  
Если Вы ответили положительно, то как Вы можете это аргументировать?
  
Если Вы ответили отрицательно, то как Вы можете это аргументировать?
  
Если у Вас есть другие соображения по данному вопросу, пишите на адрес mail.medmir.com, указав