Обзоры мировых
медицинских журналов
на русском языке (архив)
Разделы
Главная страница
Внутренние болезни
Акушерство и гинекология
Педиатрия
Неонатология
Инфекционные болезни
Интенсивная терапия
Кардиология
Неврология и нейрохирургия
Онкология
Гастроэнтерология
Клинические случаи
Поиск

Прерывистая ингаляционная терапия кортикостероидами не предотвращает персистирующее течение бронхиальной обструкции у детей раннего возраста. Печатать
07.06.06
Своевременная диагностика и профилактика бронхиальной астмы (БА) у детей раннего возраста затруднена. Считается, что рецидивирующие респираторные симптомы, такие как свистящее дыхание, кашель и одышка, могут быть предвестниками БА и обозначаются как «предастма». Данные об эффективности назначения ингаляционных кортикостероидов (ИКС) с целью предотвращения персистирующей бронхиальной обструкции и профилактики БА у детей первых месяцев жизни противоречивы. Датские ученые провели рандомизированное двойное-слепое плацебо-контролируемое исследование «Профилактика Астмы у Детей» (The Prevention of Asthma in Childhood, [PAC]) с целью проверить предположение о возможности предупредить развитие или предотвратить прогрессирование и персистенцию бронхиальной обструкции с помощью ИКС у младенцев с рецидивирующими эпизодами предастмы, рожденных от матерей, страдающих БА.    
Методы и ход исследования.
Данная работа явилась частью проспективного, долгосрочного, когортного исследования БА у детей (The Copenhagen Prospective Study on Asthma in Childhood, [COPSAC]). Из 798 беременных женщин с диагностированной ранее БА 452 дали согласие принять участие в исследовании. За период с августа 1998 г. по декабрь 2001 г. 411 новорожденных были включены в исследование. После того, как у младенцев развивался первый эпизод свистящего дыхания, их рандомизировали на 2 группы. 1 группа (n=149) после 3 дня заболевания получала ИКС будесонид ([Б], Пульмикорт, AstraZeneca) в дозе 400 мкг в день с помощью дозирующего ингалятора и спейсера в течение 2 недель. 2 группа (n=145) получала плацебо. Помимо этого, все пациенты были обеспечены бронходилататором тербуталином (Бриканил, AstraZeneca). При необходимости по назначению педиатра, участника исследования, детям с тяжелыми симптомами бронхообструктивного синдрома (БОС) дополнительно назначали ингаляции Б по 400 мкг ежедневно утром. В течение 3 лет жизни ребенка родители вели дневник, в котором ежедневно регистрировали симптомы заболевания и потребность в β2-агонистах. Поводом для прекращения участия в исследовании был персистирующий БОС (5 эпизодов продолжительностью ≥3 дней в течение 6 месяцев; ежедневные симптомы в течение 4 недель или обострение тяжелой БА, которая требовала госпитализации или назначения системных кортикостероидов). Безопасность терапии оценивалась по данным физического развития (роста) ребенка и показателям минеральной плотности кости (МПК) по данным ультрасонографии фаланг. Проводили вирусологическое исследование назального секрета, оценку функции легких и бронхиальной чувствительности (в возрасте 1 год), резистентности респираторного тракта (в 3 года методом бодиплетизмографии), аллергологическое исследование (кожное тестирование, уровень специфических IgE), определяли уровень эозинофилии (в 6 и 18 месяцев).      
Результаты.
Всего зарегистрирован 1661 эпизод БОС, в том числе 577 случаев без обращения в клинику. Обе группы детей были сопоставимы по исходным данным: возрасту дебюта БОС (10,8±6,9 месяцев в 1 группе и 10,4±6,7 месяцев во 2 группе), полу (мальчиков 78 и 82 соответственно), расе (белокожие 144 и 140 человек), гестационному возрасту при рождении (39,7±1,6 недель и 40,0±1,6 недель), наличию БА у отца (14% и 9%). Факторы риска развития БОС также были сходными в обеих группах. Так, курение матери в 3 триместре беременности составило 9±27 сигарет/нед в 1 группе и 11±32 сигарет/нед во 2 группе; пассивное курение в первые 3 года жизни было в течение 80 дней/год и 74 дней/год соответственно; провокационная доза метахолина в 1-месячном возрасте –  1,1±2,4 мкмоль и 1,3±3,2 мкмоль соответственно; ОФВ0,5 в 1-месячном возрасте – 69±19 мл и 68±17 мл; положительные результаты кожного тестирования в 18 месяцев имели 9% детей обеих групп; проявления атопического дерматита – 38% и 42% соответственно.
Наблюдение до 3-летнего возраста выявило одинаковые результаты в обеих группах по таким показателям как количество дней без симптомов БОС (83±24% в 1 группе и 82±27% во 2 группе) и дней без использования лекарственных препаратов (91±16% и 94±13% соответственно), а также количеству эпизодов заболевания (3,1/чел/год и 2,7/чел/год) и дополнительному использованию лекарств (0,25 и 0,15/чел/год). Дополнительное назначение ИКС потребовалось в 59 случаях в группе Б и в 37 в группе плацебо. Персистенция БОС, которая привела к отказу от участия в исследовании, отмечена у 24% детей 1 группы и у 21% детей 2 группы. Интервал между первым и вторым эпизодами БОС также не отличался в обеих группах. У детей с признаками атопического дерматита и без него не выявлено отличий в ответе на терапию. Кроме того, специфическая бронхиальная резистентность к 3-летнему возрасту была одинаковой в двух группах (исходная – 1,32±0,25 и 1,31±0,28 кПа×с×л-1; после бронходилататора – 1,08±0,17 и 1,11±0,21 кПа×с×л-1 соответственно) и не отличалась от показателей здоровых детей. Респираторные симптомы в течение острого эпизода БОС были сходными в обеих группах, как при первом, так и при всех последующих эпизодах и продолжались в среднем около 10 дней. Респираторные вирусы были идентифицированы в 369 из 583 случаев (63%), однако, неотложная терапия не влияла на вирусологический статус. Проводимое лечение не оказывало влияния на рост и МПК детей в 3-летнем возрасте.   
Выводы.
Двухнедельное повторное лечение эпизодов БОС с использованием ИКС у детей группы риска по БА в течение первых 3 лет жизни не предотвращало прогрессирования заболевания (от эпизодического до персистирующего), а также не имело краткосрочного эффекта в течение эпизода бронхиальной обструкции. Ответ на терапию не зависел от наличия или отсутствия атопического дерматита и респираторной вирусной инфекции.
Таким образом, опровергается распространенная практика использования коротких курсов ИКС в лечении эпизодов БОС у детей раннего возраста. Во-первых, у части детей рецидивирующие эпизоды респираторной дисфункции являются следствием бронхиолита, вызванного вирусной инфекцией. Во-вторых, по мнению многих исследователей, астма у детей раннего возраста представляет собой патологический процесс, который отличается от БА, развивающейся в более поздние сроки.
Авторы считают, что ИКС должны назначаться в качестве долгосрочной терапии у детей с персистирующей бронхиальной обструкцией для контроля верифицированной БА.
Источник.
Hans Bisgaard et al. Intermittent Inhaled Corticosteroids in Infants with Episodic Wheezing. N Engl J Med, May 11, 2006; 354:1998-2005
Главная страница arrow Гастроэнтерология arrow Прерывистая ингаляционная терапия кортикостероидами не предотвращает персистирующее течение бронхиальной обструкции у детей раннего возраста.
Ваше мнение
Нужны ли российским больницам отделения экстренной помощи?
  
Если Вы ответили положительно, то как Вы можете это аргументировать?
  
Если Вы ответили отрицательно, то как Вы можете это аргументировать?
  
Если у Вас есть другие соображения по данному вопросу, пишите на адрес mail.medmir.com, указав