Обзоры мировых
медицинских журналов
на русском языке (архив)
Разделы
Главная страница
Внутренние болезни
Акушерство и гинекология
Педиатрия
Неонатология
Инфекционные болезни
Интенсивная терапия
Кардиология
Неврология и нейрохирургия
Онкология
Гастроэнтерология
Клинические случаи
Поиск

Частота и факторы риска развития метаболического синдрома у ВИЧ инфицированных больных. Печатать
07.02.07
Метаболический синдром (МС), диагноз которого ставится при наличии у больного хотя бы 3-х из следующих нарушений: гипергликемия, гипертриглицеридемия, сниженный уровень липопротеидов высокой плотности (ЛПВП), артериальная гипертензия и абдоминальное ожирение, является фактором высокого риска сердечно-сосудистых заболеваний и сахарного диабета второго типа. Еще в конце 80-х годов, до появления антиретровирусных препаратов (АРП), было замечено, что у больных ВИЧ инфекцией есть склонность к развитию дислипидемии, артериальной гипертензии,

висцерального ожирения и резистентности к инсулину. С внедрением высокоактивной антиретровирусной терапии (ВААРТ), побочными явлениями которой также являются нарушения, входящии в понятие МС, ситуация еще более усугубилась. Американские исследователи сделали попытку определить распространенность МС среди больных ВИЧ инфекцией, принимающих АРП, и сравнить ее с распространенностью МС среди населения США в целом.
Методы и ход исследования.
Исследователи сравнили данные когорт Nutrition for Healthy Living, NFHL (питание для здоровой жизни) и National Health and Nutrition Survey, NHANES (национальное исследование здоровья и питания). В NFHL включались взрослые больные с ВИЧ инфекцией, которые тщательно обследовались и длительно наблюдались на предмет питания. В настоящее исследование вошли данные больных в возрасте 25–63 лет, которых наблюдали с сентября 2000 г. по ноябрь 2003 г. (n=477). Кросс-секционный анализ был проведен по данным первого визита больных, а в продольный анализ включались только данные исходно свободных от МС больных.
NHANES – непрерывное исследование общего здоровья населения США со сложным дизайном, позволяющим сделать когорту репрезентативной для населения и его меньшинств. В данное исследование были включены лица в возрасте 25–65 лет, которые наблюдались в 1999–2002 гг. (n=1876).
МС считалось присутствие минимум 3-х из следующие симптомов: абдоминальное ожирение (объем талии > 102 см у мужчин и > 88 см у женщин), триглицеридемия > 150 мг/дл, ЛПВП < 40 мг/дл у мужчин и <50 мг/дл у женщин, систолическое артериальное давление (АД) > 130 мм рт. ст. и/или диастолическое АД ≥ 85 мм рт ст, уровень глюкозы натощак ≥ 100 мг/дл.
Результаты.
Когорта NFHL была разделена на получающих (n=342) и не получающих ВААРТ (n=135). По сравнению с NHANES в когорте NFHL было пропорционально больше мужчин, темнокожих, латиноамериканцев и лиц, живущих в бедности. Участники NFHL имели меньший средний индекс массы тела (ИМТ) и более высокое среднее потребление калорий на килограмм по сравнению с участниками NHANES. Не получающие ВААРТ были в среднем младше участников NHANES.
Общая распространенность МС среди участников NFHL составила 24% (95% доверительный интервал [ДИ] 21%–28%), основными симптомами были низкий уровень ЛПВП (распространенность 54%; 95% ДИ 49%–58%), гипертриглицеридемия (47%; 95% ДИ 42%–51%), артериальная гипертензия (33%; 95% ДИ 29%–37%),  абдоминальное ожирение (25%; 95% ДИ 22%–30%) и гипергликемия (4%; 95% ДИ 3%–7%).
Исследователи сравнили когорты по такому показателю как доля лиц с тем или иным числом составляющих МС. Процент участников NFHL и NHANES, имеющих ≥ 1 нарушения составил соответственно 81,6% и 81,3% , ≥ 2 нарушений – 51,8% и 56,7%, ≥ 3 нарушений – 24,3% и 34,1%, ≥ 4 нарушений – 5,2% и 15,8% и ≥5 нарушений – 0% и 4,7%. При этом 30,2% когорты NFHL и только 2% когорты NHANES имели такое сочетание нарушений как низкий уровень ЛПВП + высокий уровень триглицеридов + артериальная гипертензия; 24,1% когорты NFHL и 8,4% когорты NHANES имели такое сочетание нарушений как низкий уровень ЛПВП + высокий уровень триглицеридов + абдоминальное ожирение; 13,8% когорты NFHL и 7,3% когорты NHANES имели все 4 из перечисленных выше нарушений.
И больные ВИЧ инфекцией на ВААРТ и не принимающие АРП имели меньшую вероятность развития МС, чем участники NHANES: отношение шансов (ОШ) 0,67 (95% ДИ 0,47–0,96) и 0,55 (95% ДИ 0,33–0,93) соответственно. Однако после поправки на ИМТ разница между NHANES и NFHL в шансах развития МС потеряла статистическую значимость для обеих подгрупп NFHL: ОШ 0,77 (95% ДИ 0,5–1,2).
Больные ВИЧ инфекцией на ВААРТ имели в 1,5 раза бóльшую вероятность иметь повышенный уровень ЛПВП, чем участники NHANES (ОШ 1,6; 95% ДИ 1,1–2,1) и  в 2,5 раза бóльшую вероятность гипертриглицеридемии (ОШ 2,5; 95% ДИ 1,9–3,4). Не получающие ВААРТ больные ВИЧ инфекцией также значительно чаще, чем участники NHANES, имели пониженный уровень ЛПВП (ОШ 2,7; 95% ДИ 1,7–4,3), но не гипертриглицеридемию (ОШ 0,99; 95% ДИ 0,63–1,6).  Артериальная гипертензия встречалась с одинаковой частотой в обеих когортах (данные показатель не зависел от того, получали ли больные ВИЧ инфекцией ВААРТ или нет). Повышенная гликемия натощак и абдоминальное ожирение встречались реже в когорте NFHL, чем в когорте NHANES.
Исследователи определили также заболеваемость МС среди тех участников NFHL, у которых исходно не определялось признаков синдрома (n=338). За 7026 человеко-лет наблюдения имели место 88 новых случаев МС; таким образом, заболеваемость составила 1,2 на 100 человеко-лет. Среди 88 вновь заболевших у 84% отмечалась гипертриглицеридемия, у 89% – низкий уровень ЛПВП, у 72% – артериальная гипертензия, 37%  – абдоминальное ожирение и у 32% – повышенный уровень глюкозы натощак.
Многофакторный анализ (с поправками на возраст, пол и расу) определил следующие факторы риска развития МС у больных ВИЧ инфекцией: повышение вирусной нагрузки, прием препаратов lopinavir/ritonavir и didanosine, более высокий вес и  ИМТ, преимущественная локализация жира в области туловища, более низкий образовательный уровень. Риск развития МС повышался на 80% при повышении вирусной нагрузки на 0,5 log в предшествующие 6 месяцев,  в 2 раза при использовании препаратов lopinavir/ ritonavir и/или didanosine, в 2 раза при повышении веса на 2 кг за предшествующие 6 месяцев и с 2,3 до 4,9 при повышении количества жира в области туловища на 1 квартиль.
Выводы.
Данная работа является самым большим и серьезным исследованием МС у больных ВИЧ инфекцией на настоящий момент. Исследование позволило определить распространенность МС среди больных ВИЧ инфекцией (около 25%) и факторы риска его развития. Несмотря на то, что в целом риск МС среди участников NFHL оказался ниже, чем в общей популяции, такие его составляющие как низкий уровень ЛПВП и гипертриглицеридемия встречались у больных ВИЧ инфекцией значительно чаще, чем у свободных от ВИЧ лиц. Эти показатели, наряду с весом тела и признаками абдоминального ожирения, должны мониторироваться у больных ВИЧ инфекцией как факторы риска сердечно-сосудистых заболеваний, считают авторы исследования.
Источник.
Denise L. Jacobson et al. Incidence of Metabolic Syndrome in a Cohort of HIV-Infected Adults and Prevalence Relative to the US Population (National Health and Nutrition Examination Survey). J Acquir Immune Defic Syndr. Dec. 1, 2006;43:458–466

Статья-источник. Medline абстракт.

Обзор статьи подготовлен в сотрудничестве с Американским международным союзом здравоохранения (АМСЗ) и Инфосетью по СПИДу "Здоровье Евразии" (ИСЗЕ <http://www.eurasiahealth.org/aids>)

Главная страница arrow Гастроэнтерология arrow Частота и факторы риска развития метаболического синдрома у ВИЧ инфицированных больных.
Ваше мнение
Нужны ли российским больницам отделения экстренной помощи?
  
Если Вы ответили положительно, то как Вы можете это аргументировать?
  
Если Вы ответили отрицательно, то как Вы можете это аргументировать?
  
Если у Вас есть другие соображения по данному вопросу, пишите на адрес mail.medmir.com, указав