Обзоры мировых
медицинских журналов
на русском языке (архив)
Разделы
Главная страница
Внутренние болезни
Акушерство и гинекология
Педиатрия
Неонатология
Инфекционные болезни
Интенсивная терапия
Кардиология
Неврология и нейрохирургия
Онкология
Гастроэнтерология
Клинические случаи
Поиск

Снижает ли пренатальное лечение риск врожденного токсоплазмоза? Печатать
28.02.07
Несмотря на три десятилетия применения пренатального скрининга на токсоплазмоз, вопрос об эффективности и целесообразности дородового лечения врожденного токсоплазмоза (ВТ) по-прежнему остается открытым. Актуальность проблемы ВТ обусловлена тем, что до 4% детей с данной патологией умирают или имеют серьезные неврологические нарушения или двусторонние поражения глаз. Цель настоящего исследования состояла в том, чтобы оценить влияние времени начала и типа пренатального лечения на риск развития ВТ и его клинические проявления в течение первого года жизни.


Методы и ход исследования.
Из баз данных медицинских публикаций MEDLINE, EMBASE и PASCAL были отобраны исследования, проведенные с 1980 г. по 2002 г. и включившие инфицированных токсоплазмозом матерей и их младенцев, идентифицированных при универсальном скрининге на ВТ.
Критериями для включения исследований в
 
обзор были: наличие даты последнего отрицательного и первого положительного специфического анализа на антитела у матерей (сероконверсия), даты начала пренатального лечения, даты рождения и наличие ВТ у ребенка, подтвержденного исследованием специфических антител в возрасте > 11 месяцев жизни.
В результатах учитывался
 
гестационный возраст (ГВ) при сероконверсии у матери.
Результаты.
Исследователи не нашли рандомизированных исследований по данной теме. Всего в 26
 обсервационных когортах было зарегистрировано 1745 инфицированных матерей и 691 инфицированный ребенок, родившийся живым. Риск потери плода у матерей, включенных в изучение, был очень низким и составил 2% (22 - по причине терапевтического прерывания беременности и 13 - по причине мертворождения).

Риск грубых поражений глаз, диагностированных у детей на 1-ом году жизни, был намного выше среди южноамериканского контингента (47%, 18 из 38) по сравнению с контингентом из Европы (14%, 79 из 550). Промежуточные результаты были получены в исследовании, проведенном в США, в Штате Массачусетс (27%, 28 из 103).

Риск грубых повреждений головного мозга был намного выше среди контингентов детей из Северной (19%, 19 из 103) и Южной Америки (53%, 20 из 38) по сравнению с контингентом из Европы (9%, 49 из 550).
Частота передачи инфекции от матери к ребенку напрямую зависела от
 гестационного возраста (ГВ) на момент сероконверсии у матери: 15% (95% доверительный интервал [ДИ]: 13 - 17) в 13 недель, 44% (40 - 47) - в 26 недель и 71% (66 - 76) - в 36 недель; риск передачи увеличивался на 12% (10 - 14) в одну неделю ГВ.

Более раннее начало пренатального лечения после сероконверсии было связано с несколько меньшим относительным риском (ОР) передачи от матери к ребенку (ОР: 0,94 в неделю, 95% ДИ: 0,90 – 0,98). Так для 1438 пролеченных матерей, идентифицированных  при пренатальном скрининге, было найдено слабое доказательство того, что лечение, начатое в течение 3 недель после сероконверсии, уменьшило передачу токсоплазмы от матери к ребенку по сравнению с лечением, начатым после 8 или более недель (ОР: 0,48, 95% ДИ: 0,28 – 0,80; P = 0,05). Для 550 инфицированных младенцев, идентифицированных при пренатальном или неонатальном скрининге, не было получено никаких доказательств того, что пренатальное лечение достоверно уменьшило риск клинических проявлений (ОР: 1,11; 95% ДИ:  0,61 – 2,02).

Тип пренатального лечения (только один препарат - спирамицин [С] спирамицин-сульфонамид [СС] или пириметамин-сульфонамид [ПС] или сочетание спирамицина и пириметамин-сульфонамида [СПС]) не оказывал статистически достоверного влияния на его эффективность. Эффективность выбора времени и типа лечения не изменялись и в зависимости от ГВ при сероконверсии (P = 0,54 и P = 0,61 соответственно).

В целом, из 691 инфицированного младенца почти четверть имели поражения головного мозга, глаз или и те, и другие, выявленные на 1-м году жизни. При ограничении анализа до 550 инфицированных младенцев из Европы, 105 (19%) из них имели, по крайней мере, один тип клинических проявлений, у 79 (14%) детей было поражение глаз и у 49 (9%) – поражение головного мозга. Увеличение ГВ при сероконверсии было связано с увеличенным риском передачи инфекции от матери к ребенку (ОР: 1,15; 95% ДИ: 1,12 – 1,17) и уменьшенным риском поражений головного мозга (0,91; 0,87 – 0,95), но не было связано с риском поражения глаз (0,97; 0,93 – 1,00).
Риск клинических проявлений ВТ не имел достоверных различий у младенцев пролеченных матерей и у тех, кто родился у не пролеченных матерей (ОР: 1,11;
P = 0,74). Не было выявлено уменьшения риска клинических проявлений ВТ у детей при пренатальном лечении С или СС по сравнению с отсутствием пренатального лечения. У младенцев, матери которых получали СПС, был более высокий риск клинических проявлений ВТ по сравнению с детьми, родившимися у женщин, пролеченных одним ПС (ОР: 1,29; 95% ДИ: 1,42 – 9,34). Эффективность  пренатального лечения не изменялась в зависимости от ГВ при сероконверсии (P = 0,56). Анализ пренатального лечения С не выявил никакой достоверной эффективности лечения (P = 0,39). По сравнению с не пролеченным контингентом не было выявлено достоверных различий в риске клинических проявлений у младенцев матерей, которые получали С в течение 5 недель после сероконверсии (ОР: 1,18; 95% ДИ: 0,58 – 2,40), после 5 или более недель после сероконверсии (1,22; 0,63 – 2,38), или тех, которые получали ПС (0,63; 0,25 – 1,61). Риск клинических проявлений не имел достоверной разницы в зависимости от периода изучения (P = 0,08) или от центра исследования (P
= 0,13).
Выводы.
Таким образом, метаанализ дал слабое клиническое доказательство того, что пренатальное лечение уменьшает риск ВТ. Кроме того, исследователи констатируют, что более высокий ГВ при сероконверсии достоверно связан с увеличенным риском передачи инфекции от матери к ребенку и со сниженным риском поражений головного мозга у детей, но не влияет на риск повреждений глаз.
Ограничением данного исследования было то, что когорты сильно различались по срокам начала лечения после сероконверсии. Длительная задержка начала лечения после сероконверсии матерей могла быть причиной неэффективности лечения.
Авторы матаанализа считают, что только большое рандомизированное управляемое клиническое
 
исследование сможет выявить потенциальную эффективность пренатального лечения для снижения риска ВТ.
Источник. 
Rodolphe Thiebaut et al. Effectiveness of prenatal treatment for congenital toxoplasmosis: a meta-analysis of individual patients’ data. Lancet. Jan. 13, 2007; 369: 115-122

Medline абстракт.

Главная страница arrow Клинические случаи arrow Снижает ли пренатальное лечение риск врожденного токсоплазмоза?
Ваше мнение
Нужны ли российским больницам отделения экстренной помощи?
  
Если Вы ответили положительно, то как Вы можете это аргументировать?
  
Если Вы ответили отрицательно, то как Вы можете это аргументировать?
  
Если у Вас есть другие соображения по данному вопросу, пишите на адрес mail.medmir.com, указав