Обзоры мировых
медицинских журналов
на русском языке (архив)
Разделы
Главная страница
Внутренние болезни
Акушерство и гинекология
Педиатрия
Неонатология
Инфекционные болезни
Интенсивная терапия
Кардиология
Неврология и нейрохирургия
Онкология
Гастроэнтерология
Клинические случаи
Поиск

Две трети случаев нефротического синдрома у детей первого года жизни вызваны мутациями одного из четырех генов (NPHS1, NPHS2, WT1 и LAMB2). Печатать
09.05.07
Манифестация нефротического синдрома (НС) у ребенка первого года жизни (НСПЖ) - зачастую представляет собой жизнеугрожающее заболевание. НСПЖ классифицируется на: 1) врожденный (ВНС), если он проявляется внутриутробно или в течение первых 3 мес после рождения; 2) инфантильный (ИНС) с дебютом между 4 мес и 1 годом жизни. В течение последних лет установлено, что основной причиной НС является наследственно детерминированные повреждения гломерулярной мембраны, 

которые приводят к массивной протеинурии и, как следствие, гипоальбуминемии, гиперлипидемии и отечному синдрому. Относительная частота мутаций генов (NPHS1, NPHS2, WT1 и LAMB2), кодирующих образование структурных компонентов базальной мембраны клубочков, у детей с НСПЖ неизвестна.
В течение 10 лет (1996-2005) в различных странах мира проводилось исследование НС у детей. В данной работе представлены анализ данных большой Европейской когорты 89 детей (из 80 семей), страдающих спорадическим или семейным НСПЖ, а также даны характеристики генотип/фенотип корреляций.
Методы и ход исследования.
В исследование включали пациентов из специализированных нефрологических центров. Регистрировали возраст проявления НС, этническое происхождение, гистологические данные, ответ на стандартную стероидную терапию, клиническое течение НС от дебюта до последнего осмотра. Из 89 пациентов 57 имели центрально-европейское, 23 - турецкое происхождение. У 46 (35 и 11 соответственно) был диагностирован ВНС, у 34 (22 и 12) - ИНС. Образцы крови использовали для проведения молекулярно-генетического анализа с целью идентификации NPHS1, NPHS2, WT1 и LAMB2 генов и их мутаций.
Результаты.
Причинно значимые мутации одного из 4 изучаемых генов выявлены у 66,3% (53 из 80) семей с НСПЖ. Мутации NPHS1 имели место в 22,5% (n=18), NPHS2 - в 37,5% (n=30), WT1 - в 3,8% (n=3) и LAMB2 - в 2,5% (n=2) семей. Таким образом, самой частой (30 из 53; 56,6%) была мутация NPHS2 гена. Среди оставшихся 33,7% (27 из 80) семей, у которых НСПЖ нельзя было связать с мутациями одного из 4 генов, 4 ребенка были носителями одиночной гетерозиготной NPHS1 мутации. У 17 из 18 детей с «семейным» НСПЖ заболевание манифестировало в первые 3 мес жизни и у 1 - в 4 мес.
Частота мутаций генов была различна среди детей с врожденным и инфантильным началом. При ВНС мутации одного из 4 генов обнаружены у 84,8% (39 из 46) семей. При этом самыми частыми были мутации NPHS1 и NPHS2 (по 39,1%). У всех детей с NPHS1 мутацией манифестация НС была в первые 3 мес жизни.
При ИНС мутации выявлены у 44,1% (15 из 34) семей. При этом NPHS2 мутации имели место у 35,2% (n=12), WT1 у 5,9% (n=2) и LAMB2 у 2,9% (n=1) семей.
Частота мутаций различалась у детей центрально-европейского и турецкого происхождения. Среди семей из Центральной Европы мутации генов обнаружены в 75,5% (43 из 57): NPHS1 - 21%; NPHS2 - 47,4%; WT1 - 5,3% и LAMB2 - 1,8%. В семьях турецкого происхождения мутации выявлены в 43,5% (10 из 23): 26,1%; 13,1%; 0% и 4,3% соответственно.
Если в семьях из Центральной Европы мутации NPHS2 были самой частой причиной ВНС (18 из 35; 51,4%), то ни в одной из 13 семей турецкого происхождения с ВНС не обнаружено NPHS2 мутации.
Попытки стероидной терапии (СТ) были предприняты в 50,6% (45 из 89) случаях. Лишь у 6 детей отмечен первоначальный ответ на СТ с последующим ранним обострением НС. При этом у 5 детей не выявлено мутаций ни одного из 4 генов, а 1 ребенок был гетерозиготен по NPHS1 мутации. Длительная ремиссия на фоне СТ достигнута только у одного ребенка турецкого происхождения с дебютом НСПЖ в 9 мес и имевшего NPHS2 R229Q полиморфизм. Таким образом, у 97,8% больных не было ответа на СТ; 62,2% из них имели мутации одного из 4 генов.
Последующее наблюдение показало, что 6,3% детей имели терминальную стадию почечной недостаточности (ТСПН), у 27,8% - выполнена трансплантация почек с хорошим эффектом, у 7,6% - трансплантация была неэффективна; 11,4% детей умерли. Прогрессирование ТСПН было более быстрым у детей с NPHS1, чем с NPHS2 мутацией (р=0,04). 4 из 19 детей с NPHS1 мутацией умерли, в то время как все 27 детей с NPHS2 мутацией были живы.
Выводы.
1) НСПЖ - моногенное заболевание, 2/3 случаев которого можно объяснить мутациями одного из 4 генов (NPHS1, NPHS2, WT1 и LAMB2); 2) NPHS1 мутации приводят исключительно к манифестации ВНС, мутации NPHS2 - еще одна частая причина ВНС среди детей Центральной Европы; 3) младенцы с причинно значимыми мутациями одного их 4 генов не отвечают на терапию стероидами, следовательно необходимо избегать попыток бесполезного лечения; 4) существует большая вероятность неизвестных генных мутаций при раннем дебюте НС, идентификацию которых следует ожидать в будущем.
Источник.
Bernward G. Hinkes et al.  Nephrotic Syndrome in the First Year of Life: Two Thirds of Cases Are Caused by Mutations in 4 Genes (NPHS1, NPHS2, WT1, and LAMB). Pediatrics, April  2007; 119; 907-919.

Статья- источник. Medline абстракт.

Главная страница arrow Гастроэнтерология arrow Две трети случаев нефротического синдрома у детей первого года жизни вызваны мутациями одного из четырех генов (NPHS1, NPHS2, WT1 и LAMB2).
Ваше мнение
Нужны ли российским больницам отделения экстренной помощи?
  
Если Вы ответили положительно, то как Вы можете это аргументировать?
  
Если Вы ответили отрицательно, то как Вы можете это аргументировать?
  
Если у Вас есть другие соображения по данному вопросу, пишите на адрес mail.medmir.com, указав