Обзоры мировых
медицинских журналов
на русском языке (архив)
Разделы
Главная страница
Внутренние болезни
Акушерство и гинекология
Педиатрия
Неонатология
Инфекционные болезни
Интенсивная терапия
Кардиология
Неврология и нейрохирургия
Онкология
Гастроэнтерология
Клинические случаи
Поиск

Не выявлено существенных различий в усилении Тризивира тенофовиром или эфавиренцем. Печатать
27.06.07
Ненуклеозидные ингибиторы обратной транскриптазы (ННИОТ) являются важной составляющей современной антиретровирусной терапии (АРТ). Вместе с тем они имеют множество побочных явлений, таких как гепато- и нейротоксичность, несовместимость с другими лекарственными средствами (например, с метадоном) и даже тератогенность (эфавиренц). Кроме того, к ним быстро возникает резистентность ВИЧ, что значительно ухудшает прогноз больного. По этим причинам ученые продолжают поиск режимов АРТ альтернативных ННИОТ-содержащим режимам. В 2001–2003 гг. началось большое рандомизированное исследование ACTG 5095, целью которого было определить эффективность содержащего три нуклеозидных ингибитора обратной транскриптазы (НИОТ) комбинированного препарата Тризивир (Trisivir: abacavir + zidovudine+ lamivudine,

производства GlaxoSmithKline) – одного или в сочетании с ННИОТ. Так как Тризивир в качестве единственного антиретровирусного препарата оказался менее эффективным, чем его сочетание с ННИОТ, то эту ветвь исследования было решено прервать преждевременно. При этом у части участников этой ветви была достигнута стойкая вирусная супрессия. Ученые, проводившие исследование, приняли решение использовать эту группу больных для испытания двух стратегий усиления исходного режима АРТ: дополнения его либо четвертым НИОТ тенофовиром (tenofovir), либо ННИОТ эфавиренцем (efavirenz). Целью исследования было сравнить эффективность, безопасность и переносимость указанных четырехкомпонентных режимов.
Методы и ход исследования. 
В рандомизированное открытое исследование включались больные, получающие  Тризивир (zidovudine/lamivudine/abacavir  в дозах 300/150/300 мг по 1 таблетке 2 раза в день) и имеющие вирусную нагрузку < 200 копий РНК ВИЧ/мл в течение не менее 8 недель до усиления режима АРТ. Исключались беременные и лица, имевшие высокий уровень креатинина. Больные были рандомизированы на дополнение режима АРТ либо тенофовиром в дозе 300 мг в день, либо эфавиренцем (600 мг в день). При рандомизации больных стратифицировали по длительности участия в ACTG 5095 (до 52 недель, более 52 недель). Обследование проводилось каждые 2 недели до 8-й недели наблюдения, далее каждые 4 недели до 24-й недели и каждые 8 недель в последующем.
В случае тяжелых токсических реакций препараты заменяли: зидовудин (zidovudine) на ставудин (stavudine), абакавир (abacavir) или тенофовир (tenofovir) на диданозин (didanosine) и эфавиренц на невирапин (nevirapine).
Неудачей терапии считалсь вирологическая неудача и/или прекращение/смена терапии. Вирологической неудачей терапии считалась вирусная нагрузка > 200 копий/мл.
Результаты.
В Тризивир-ветви исследования ACTG 5095 было 382 больных, и 232 из них соответствовали критериям включения в данное исследование. 170 из 232 больных дали согласие на участие и вступили в исследование в июне 2003 – феврале 2004 гг. 21% участников составили женщины, 44% – представители белой расы, 9% – внутривенные наркопотребители и 10% – лица с положительным анализом на антитела к вирусу гепатита С. Большинство (142, 84%) участвовали в ACTG 5095 более 52 недель. Исходно, на момент включения в данное исследование, 161 (95%) и 124 (73%) больных имели вирусную нагрузку < 200 и < 50 копий/мл соответственно. Средний уровень CD4 лимфоцитов был 453 клеток/мкл.
В группы тенофовира и эфавиренца были рандомизированы по 85 больных. Медиана наблюдения составила 79 недель (1,5 года). 165 (97%) завершили исследование, 3 досрочно прекратили участие, 2 – умерли (от коронарной болезни сердца и транспортной аварии).
Всего у 31 больного отмечалась неудача терапии: у 18 (21%) больных группы тенофовира и 13 (15%) больных группы эфавиренца (отношение шансов [ОШ] 0,72; 95% доверительный интервал [ДИ] 0,35–1,6; Р=0,36). Исследователи обнаружили, что в группе эфавиренца было больше случаев неудачи терапии в течение первых 24 недель и не было ни одного случая неудачи после 40-й недели, а группе тенофовира было больше случаев неудачи после 48-й недели.
Многофакторный анализ выявил связь неудачи терапии с женским полом (ОШ 2,94; 95% ДИ 1,26–6,88; P = 0,013), исходным уровнем РНК ВИЧ ≥ 50 копий/мл (ОШ 6,31; 95% ДИ 2,65–15,1; P < 0,001) и  уровнем CD4 лимфоцитов (на +100 клеток ОШ 0,81; 95% ДИ 0,66–0,99; P = 0,036).
Из 31 случая неудачи терапии у 18 (58%) наблюдалась вирологическая неудача и у 13 (42%) – прекращение приема исследуемых препаратов. Шестеро прекратили прием препаратов в группе эфавиренца по следующим причинам: аллергическая реакция, назначение интерферона, дисфория, гиперлипацидемия и 2 случая сыпи. Семеро прекратили прием препаратов в группе тенофовира по причинам жирового перерождения печени, гиперлипацидемии, симптоматической гиперлактатемии, по решению лечащего врача (2 случая) и смерти (2 случая). Исследователи не выявили существенных различий между группами по времени до вирологической неудачи (ОШ 0,70; 95% ДИ 0,28–1,75; Р=0,45) или по времени до прекращения приема препаратов (ОШ 0,94; 95% ДИ 0,41–2,13; Р=0,88).
В целом в обеих группах вирусная супрессия сохранялась в течение всего периода наблюдения у 88% больных (< 200 копий/мл), а 78% больных имели вирусную нагрузку < 50 копий/мл, согласно анализу, в который не были включены потеряные данные. Анализ, при котором все потерянные данные расценивались как неудача терапии, показал сходные результаты. Не было найдено существенных различий между группами по доле больных с вирусной нагрузкой < 200 или < 50 копий/мл на 24, 48 или 72-й неделях (Р>0,1). Средний прирост CD4 клеток составил 55 клеток/мкл к 72-й неделе и также не имел существенных различий между группами (Р>0,1).
Средняя приверженность терапии была довольно высокой и не различалась между группами.
Не было найдено и существенных различий между группами по числу побочных явлений 3–4 степени тяжести. 2 из 170 больных заменили зидовудин на ставудин, и 11 из 85 (13%) заменили эфавиренц на невирапин.
Из 19 больных с вирологической неудачей только для 5 имелся достаточный образец РНК ВИЧ для генотипического тестирования. У 3 из 5 больных были обнаружены мутации резистентности ВИЧ – одного из группы тенофовира и двух из группы эфавиренца. Для выводов о влиянии режимов на резистентность ВИЧ данных было явно недостаточно.
Выводы.
Исследователи делают вывод, что по эффективности, безопасности и переносимости режим АРТ, содержащий 4 НИОТ, не имел существенных различий по сравнению с эфавиренц-содержащим режимом. Они считают полученные результаты достаточным основанием для большого испытания эффективности такого 4 - НИОТ режима АРТ.
Источник.
Roy M. Gulick et al. Intensification of a Triple-nucleoside Regimen With Tenofovir or Efavirenz in HIV-1-infected Patients With Virological Suppression. AIDS.  2007;21(7):813-823

Medline абстракт.

Обзор статьи подготовлен в сотрудничестве с Американским международным союзом здравоохранения (АМСЗ) и Инфосетью по СПИДу "Здоровье Евразии" (ИСЗЕ <http://www.eurasiahealth.org/aids>)


Главная страница arrow Гастроэнтерология arrow Не выявлено существенных различий в усилении Тризивира тенофовиром или эфавиренцем.
Ваше мнение
Нужны ли российским больницам отделения экстренной помощи?
  
Если Вы ответили положительно, то как Вы можете это аргументировать?
  
Если Вы ответили отрицательно, то как Вы можете это аргументировать?
  
Если у Вас есть другие соображения по данному вопросу, пишите на адрес mail.medmir.com, указав