Обзоры мировых
медицинских журналов
на русском языке (архив)
Разделы
Главная страница
Внутренние болезни
Акушерство и гинекология
Педиатрия
Неонатология
Инфекционные болезни
Интенсивная терапия
Кардиология
Неврология и нейрохирургия
Онкология
Гастроэнтерология
Клинические случаи
Поиск

Влияние заместительной гормональной терапии у женщин в постменопаузе на недержание мочи. Печатать
14.03.05
Заместительная гормональная терапия (ЗГТ) у женщин в постменопаузе получила широкое распространение. Вместе с тем, данные последних исследований заставляют относиться к этой терапии с большой степенью осторожности. Так, рандомизированное исследование, которое было призвано изучить роль ЗГТ в предотвращении тяжелых проявлений ИБС, было прекращено досрочно.

Причиной этого явилось то, что на фоне терапии эстрогенами в сочетании с прогестином (Э+П) получено больше вреда, чем пользы;  при монотерапии эстрогенами (Э) протективного эффекта в  отношении ИБС не отмечено, а риск инсультов повысился (по данным Writing Group for Womens Health Initiative, 2002). Результаты некоторых исследований позволили предположить, что ЗГТ может быть эффективной для предотвращения или терапии при недержании мочи в постменопаузе. Однако эти исследования были небольшими. Настоящее исследование – продолжение серии работ Womens Health Initiative (WHI), ставящее своей целью на большом клиническом материале выяснить влияние ЗГТ на недержание мочи.

Методы и ход исследования.

В WHI, двойное слепое рандомизированное плацебо контролируемое исследование, вошли 27347 женщин в постменопаузе в возрасте 50-79 лет. Женщины были разделены на две группы в зависимости от того, проводилась ли данной пациентке ранее гистерэктомия. 16608 женщин без гистерэктомии в анамнезе рандомизировали либо на получение Э+П, либо на прием плацебо. 10739 женщин с гистерэктомией в анамнезе рандомизировали либо на получение Э, либо на плацебо. При монотерапии  Э женщины получали 0,625 мг конъюгированного лошадиного эстрогена, при терапии Э+П  - такую же дозу эстрогена и 2,5 мг медроксипрогестерона ацетата.  Указанные препараты принимались 1 раз в день.

Для данного исследования были разработаны опросники, оценивающие

демографические характеристики женщин, особенности их образа жизни, состояние здоровья, наличие и тип недержания мочи. Недержание мочи подразделяли на стрессовое недержание (при смехе, кашле, нагрузке и т.д.), недержание при позыве на мочеиспускание и смешанное. Вопросники рассылали  повторно через 1 год. Через 3 года  от начала лечения опрошено 8,6% всей популяции (в группе исследования Э+П - 775 женщин, получавших ЗГТ, и 736, принимавших плацебо; в группе оценки Э: 577 женщин, получавших ЗГТ,  и 612 принимавших плацебо).

Результаты.

У женщин, которые исходно не имели  симптомов недержания, через 1  год частота возникновения недержания мочи  на фоне ЗГТ оказалась существенно выше, чем при  приеме плацебо. При этом относительный (по отношению к плацебо) риск развития всех типов недержания в совокупности составил 1,39 при терапии Э+П и  1,53 при терапии только Э. Что касается стрессового недержания, то его относительный риск  за этот срок при  терапии Э+П  достиг 1,87, при терапии только Э -  2,15. Относительный риск смешанного недержания в группе Э+П составил 1,49, в группе Э – 1,79. Относительный риск возникновения недержания при позыве на мочеиспускание также оказался существенным на фоне терапии Э –1,32. При терапии Э+П риск этого типа недержания относительно плацебо не был существенным (1,15). Чем старше были женщины, и чем более длительным был период менопаузы, тем выше была вероятность возникновения недержания мочи на фоне ЗГТ.

У женщин, у которых недержание мочи отмечалось уже к началу исследования, за 1 год ЗГТ существенно усугубились все его проявления. Так, относительный риск увеличения объема мочи, который не удается удержать, составил в группе Э+П 1,20, а в группе Э 1,59. Относительный риск повышения частоты эпизодов недержания в группе Э+П достиг 1,38, а в группе Э - 1,47. Относительный риск усугубления ограничений в обычной жизни, связанных с недержанием, также был существенным – соответственно 1,18 и 1,29, а относительный риск ощущения, что недержание беспокоит все сильнее и сильнее, соответственно, 1,22 и 1,50.

По истечении 3 лет терапии Э+П  у женщин, не страдавших  недержанием мочи в начале исследования и в его 1-й год, сохранялся существенно повышенный риск его развития (1,81 относительно плацебо); на фоне же терапии только Э этот риск был также повышенным, но в меньшей степени (относительно плацебо – 1,47). Свыше 2/3 женщин, у которых недержание развилось за 1 год терапии, по истечении 3 лет ее проведения все еще страдали от данного заболевания.

Выводы.

ЗГТ в дозировках, примененных в настоящем исследовании, повышает риск возникновения недержания мочи и усугубляет его проявления у больных, уже страдающих от  недержания. Авторы обращают внимание на возможный механизм этого действия ЗГТ. В работе S. Jackson et al (2002) показано, что у женщин, принимавших оральный эстрадиола валерат в течение полугода, существенно снижалось количество периуретрального коллагена.

Источник.

S. Hendrix et al.  Effects of estrogen with and without progestin on urinary incontinence. JAMA. Feb. 23, 2005; 293: 935-948

Главная страница arrow Гастроэнтерология arrow Влияние заместительной гормональной терапии у женщин в постменопаузе на недержание мочи.
Ваше мнение
Нужны ли российским больницам отделения экстренной помощи?
  
Если Вы ответили положительно, то как Вы можете это аргументировать?
  
Если Вы ответили отрицательно, то как Вы можете это аргументировать?
  
Если у Вас есть другие соображения по данному вопросу, пишите на адрес mail.medmir.com, указав