Обзоры мировых
медицинских журналов
на русском языке (архив)
Разделы
Главная страница
Внутренние болезни
Акушерство и гинекология
Педиатрия
Неонатология
Инфекционные болезни
Интенсивная терапия
Кардиология
Неврология и нейрохирургия
Онкология
Гастроэнтерология
Клинические случаи
Поиск

Факторы риска персистирующей лёгочной гипертензии новорождённых. Печатать
03.10.07
Персистирующая лёгочная гипертензия новорождённых (ПЛГН) - это клинический синдром, характеризующийся нарушением нормального перехода от кровообращения плода к внеутробной гемодинамике и сопровождающийся значительной заболеваемостью и смертностью.
Цель настоящего исследования состояла в том, чтобы идентифицировать возможные дородовые и перинатальные факторы риска ПЛГН.

Методы и ход исследования.
С 1998 г. по 2003 г. в 97 учреждениях Бостона, Филадельфии, Сан-Диего и Торонто (США, Канада) было проведено мультицентровое контролируемое исследование 377 матерей младенцев с ПЛГН, родившихся в сроке гестации > 34 недели с тяжелой дыхательной недостаточностью, (группа ПЛГН) и 836 матерей субъектов контроля (группа контроля).
Легочная гипертензия была зарегистрирована при ≥ 5% градиенте между предуктальной и постдуктальной сатурацией кислорода и/или эхокардиографическом подтверждении (> 95% случаев). В течение 6 месяцев после родов был проведён опрос участников изучения в отношении демографических, медицинских и акушерских характеристик. 
Результаты.
В группе ПЛГН из 377 младенцев 60 родились в гестационном возрасте (ГВ) 34 - 37 недель (недоношенность 1 степени), 317 – более 37 недель. У доношенных младенцев с ПЛГН по сравнению с недоношенными была ниже вероятность дефицита сурфактанта, но  выше частота меконеальной аспирации, дистресса плода (ДП) и потребности в лечении  ингаляционным оксидом азота и высокочастотной искусственной вентиляцией лёгких. Летальность в группе ПЛГН составила 3,0%, в группе контроля - 0%.
Факторами, значительно связанными с высоким риском ПЛГН, были: более низкое образование матерей, черная или азиатская раса, более высокий до беременности индекс массы тела (ИМТ), сахарный диабет (СД) у матерей; а также мужской пол младенцев. Не смотря на то, что в многомерной модели регресса риски для этих характеристик снижались, раса и ИМТ матерей оставались самыми сильными независимыми предикторами для ПЛГН. По сравнению с женщинами белой расы с ИМТ < 20 отношение рисков (ОР) для женщин черной и азиатской расы с ИМТ > 27 было 6,1 (2,9 – 13,2) и 7,0 (2,0 – 24,8) соответственно. Курение в любое время в течение беременности, в третьем триместре или курение >10 сигарет в день не было связано с риском ПЛГН, тогда как наличие бронхиальной астмы (БА) у матерей было связано с ПЛГН (ОР: 1,9; 95% 95% доверительный интервал [ДИ]: 1,3 – 2,9). Использование ингаляционных стероидов или β – агонистов в течение беременности не было независимо связано с увеличенным риском ПЛГН.
Гестационная гипертензия и преэклампсия были связаны с более высоким риском ПЛГН в одномерном анализе, но эта связь уменьшалась после учёта других факторов. Материнские инфекции, лихорадка и использование антибиотиков в третьем триместре беременности не оказывали значительного влияния на риск ПЛГН.
Младенцы, родившиеся в ГВ 34 - 37 недель или после 41 недели (переношенные), как и младенцы с низким или высоким весом при рождении (ВР), имели повышенный риск ПЛГН. По сравнению с младенцами с ВР для ГВ от 10-ой до 90-ой перцентили риск ПЛГН был выше у младенцев с ВР свыше 90-ой перцентили. Младенцы, родившиеся большими для ГВ (с макросомией), имели повышенный риск ПЛГН даже после учёта материнского ИМТ и СД, которые сами по себе являлись факторами риска макросомии. Среди субъектов контроля частота макросомии у женщин с СД была 28,6%, без СД - 9,5%; у женщин с ИМТ > 27 – 15,5% и с ИМТ < 20 – 7,2%.
Младенцы с ПЛГН чаще рождались путём кесарева сечения, чем субъекты контроля: 61,3% против 19% (ОР: 7,4; 95% ДИ: 5,2 – 10,4). Частота кесарева сечения у пациентов с ПЛГН была выше при наличии ДП,  чем без ДП: 84% против 45%. Среди субъектов контроля кесарево сечение было чаще у женщин с СД (37,1%), чем у женщин без СД (18,2%) и у женщин с ИМТ > 27 (27,0%), чем у женщин с ИМТ < 20 (19,7%). Из 231 пациента с ПЛГН, родившихся путём кесарева сечения, у 46 (19,9%) это операция выполнялась в плановом порядке из-за предыдущего кесарева сечения, многоплодной беременности, предлежания плаценты или ягодичного предлежания плода. У 111 (48,1%) пациентов с ПЛГН кесарево сечение проводилось по экстренным показаниям: ДП, присутствие мекония в околоплодных водах, пролабирование пуповины, преэклампсия, отслойка плаценты и др. Для 74 (32%) пациентов с ПЛГН не удалось установить, было ли кесарево сечение экстренным или плановым. В группе контроля было зарегистрировано 159 операций кесарева сечения, из них 61 - у младенцев без врождённых пороков (49,2% - плановые кесарева сечения, 18% -экстренные из-за ДП или других причин и для 32,8% - информация была недостаточной). Среди тех, кто родился путём кесарева сечения, ДП был идентифицирован у 38,5% пациентов с ПЛГН и у 11,5% - контроля.
Анализ младенцев, родившихся после 37 недель гестации, существенно не изменял оценки для вышеперечисленных факторов риска ПЛГН. Среди недоношенных детей типовой размер (60 в группе ПЛГН и 42 в группе контроля) был недостаточен, чтобы оценить ОР для всех факторов. Однако мужской пол младенцев и высокий ИМТ у матерей до беременности были связаны с увеличенным риском ПЛГН, тогда как черная или азиатская раса и БА у матерей не были связаны с риском ПЛГН.
Выводы.
Авторы исследования пришли к выводу, что кесарево сечение, недоношенность 1 степени, переношенность, макросомия, черная или азиатская раса, избыточный вес до беременности, СД и БА у матерей связаны с повышенным риском ПЛГН.
По мнению авторов, многие из этих факторов риска взаимосвязаны и не отражают истинные причины ПЛГН, а потому не должны учитываться при выборе способа родоразрешения. 
Ограничениями данного исследования были его ретроспективный характер, неполная информация относительно дефицита сурфактанта, сепсиса и других клинических характеристик пациентов изучения, а также неучёт случаев летальности младенцев с ПЛГН до поступления в центры 3-го уровня.
Авторы считают, что необходимо проведение дополнительных исследований для установления механизмов влияния выявленных факторов риска на развитие ПЛГН.
Источник.
Sonia Herna´ndez-Dı´az et al. Risk factors for persistent pulmonary hypertension of the newborn, Pediatrics. August 2007; 120(2): e272-e282.

Статья-источник. Medline абстракт.
Главная страница arrow Гастроэнтерология arrow Факторы риска персистирующей лёгочной гипертензии новорождённых.
Ваше мнение
Нужны ли российским больницам отделения экстренной помощи?
  
Если Вы ответили положительно, то как Вы можете это аргументировать?
  
Если Вы ответили отрицательно, то как Вы можете это аргументировать?
  
Если у Вас есть другие соображения по данному вопросу, пишите на адрес mail.medmir.com, указав