Обзоры мировых
медицинских журналов
на русском языке (архив)
Разделы
Главная страница
Внутренние болезни
Акушерство и гинекология
Педиатрия
Неонатология
Инфекционные болезни
Интенсивная терапия
Кардиология
Неврология и нейрохирургия
Онкология
Гастроэнтерология
Клинические случаи
Поиск

Динамика маркеров вирусного гепатита В при ко-инфекции, вызванной вирусами гепатита В и иммунодефицита человека. Печатать
07.11.07
Ко-инфекция вирусами гепатита В (ВГВ) и ВИЧ широко распространена по причине общих путей передачи и схожести групп риска. Предшествующие исследования в основном рассматривали влияние статуса по ВГВ на течение ВИЧ-инфекции в статическом плане, используя, например, наличие австралийского антигена в крови больного как один из факторов при многофакторном анализе. Однако профиль серологических маркеров (СМ) инфекции ВГВ меняется с течением времени. Эволюцию маркеров ВГВ у ВИЧ-инфицированных в эпоху антиретровирусной терапии (АРТ) изучили китайские и тайваньские ученые. Результаты их исследования опубликованы в

Clinical Infectious Diseases за 1 ноября 2007 г.
Методы и ход исследования.
Набор в это проспективное продольное исследование проходил с 01.01.1997 по 31.12.2002. В исследование включались не получавшие АРТ больные. Исключались ранее вакцинированные против ВГВ пациенты (всеобщая вакцинация от ВГВ начата на Тайване в 1984 г.) Все участники исследования подвергались скринингу на такие СМ гепатитов В и С как поверхностный антиген ВГВ HbsAg, антитела к HbsAg (антиHbs), антитела к серцевинному антигену ВГВ (анти-HBc), антитела к вирусу гепатита С (ВГС) (анти-ВГС). Определялась также концентрация ДНК ВГВ и РНК ВГС. Все маркеры гепатитов В и С повторно определяли у всех больных с интервалом не менее года. Медицинская документация была проанализирована с целью выявления корреляций между динамикой изменения СМ и клинической картины заболевания.
Результаты.
В исследование вошли 633 пациента (583 мужчины и 50 женщин). Минимум один маркер инфекции ВГВ обнаружен при включении у 568 (89,7%) пациентов: у 119 (18,8%) это был HBsAg, у 270 (42,7%) – антиHBs, у 179 (28,3%) был обнаружен только антиHBc. ДНК ВГВ была обнаружена у 80 (67,2%) пациентов с HBsAg, у 2 (0,7%) пациентов с антиHBs, у 13 (7,3%) больных только с только антиHBc антителами и у 3 (4,6%) пациентов без СМ ВГВ. У больных с изолированным антиHBc глубже была иммунносупрессия; у HBsAg положительных ДНК ВГВ чаще превышала уровень обнаружимости. По остальным характеристикам различий между группами не было. Медиана наблюдения составила 4,96 лет (размах 1,07–7,97).
Прирост CD4 клеток среди пациентов с маркерами HBsAg и с изолированным антиHBc оказался ниже: к 24 месяцам – 140 и 117 клеток/мкл по сравнению со 180 у лиц без маркеров инфекции ВГВ (р=0,03 и 0,04 соответственно). Вирусная нагрузка ВИЧ снижалась ниже порога обнаружения, соответственно 69,8% и 75,6% против 89,1% (р=0,06 и 0,03). Среди положительных по HBsAg по сравнению с больными без СМ инфекции ВГВ чаще наблюдались вирологическая неудача АРТ (42,9% против 22,7%, р=0,04) и смерть (22,7% против 7,7%; р=0,01).
За время наблюдения профиль по маркерам ВГВ изменился у 161 (25,4%) больных. Из 119 пациентов, положительных по HBsAg, его сохранили 104 (87,4%). АнтиHBs появился у 6 пациентов (5,0%). У 9 пациентов (7,6%) исчез HBsAg, сохранился только антиHBc. Частота элиминации HBsAg и появления антиHBs составила 2,57 случая на 100 человеко-лет (95% доверительный интервал [ДИ] 1,44–4,23) и 0,97 на 100 человеко-лет (95% ДИ 0,36–2,12), соответственно. Из 270 больных, исходно имевших антитела антиHBs, у 252 (93,3%) они сохранились и к концу наблюдения. У 18 пациентов (6,7%) антиHBs исчез, в том числе у 15 (5,6%) остался изолированный антиHBc, и у 3 больных (1.1%) исчезли все маркеры ВГВ. Из 179 пациентов с изолированным антиHBc у 81 пациентов (45,3%) он остался, у 73 (40,3%) появился еще и антиHBs, у 18 (10,0%) пропали все маркеры, а у 7 (3,9%) появился HBsAg.
Частота нового появления HBsAg составила 0,77 случая на 100 человеко-лет (95% ДИ 0,31–1,58). У 30 (46,2%) из 65 пациентов без исходных маркеров инфекции ВГВ в течение наблюдения появились признаки присутствия ВГВ: у 4 (6,2%) появился HBsAg, у 13 (20%) – антиHBs и ещё у 13 (20%) – только антиHBc. Частота новой инфекции ВГВ в этой подгруппе составила 9,69 на 100 человеко-лет (95% ДИ 6,28–13,30).
Среди пациентов, утративших за время прослеживания антиHBs, наблюдался меньший прирост CD4 клеток по сравнению с теми, у кого антиHBs сохранился: 40 против 93 клеток к 12 месяцам (р< 0,001), 73 против 200 к 24 месяцам (р<0,001) и 73 против 187 к концу исследования (р<0,001). Реже они достигали и неопредилимого уровня ВИЧ (44,4% против 77,0% к 12 месяцам; р=0,002, и 44,4% против 73,8% к концу исследования; р=0,007); выше у них была и летальность (27,8% против 5,2%; р=0,004). К 24 месяцам от начала АРТ, единственным фактором, независимо ассоциировавшимся с сохранением антиHBs, был прирост CD4+ минимум на 100 клеток (пересчитанное отношение шансов [ОШ] 5,02;  95% ДИ 1,31–19,24; р=0,02).
Среди пациентов, положительных только по антиHBc, у которых появился антиHBs, медиана прироста CD4 клеток была значительно выше по сравнению с теми, у кого остался только антиHBc: 223 против 83 клеток на 1мкл к 24 месяцам (р=0,002), и 216 против 92 к концу исследования (р=0,004). Выше у них была и вероятность достижения неопределимо низкого уровня РНК ВИЧ к концу исследования:  82,2% против 68,8% (р=0,04). К 24 месяцам наблюдения независимо ассоциировалось с появлением антиHBs только повышение CD4 клеток минимум на 100 (ОШ – 4,65; 95% ДИ 1,96–14,02; р=0,001).
Выживаемость у пациентов с HBsAg была ниже, чем в остальных группах, ниже была и выживаемость у больных с изолированным антиHBc по сравнению с антиHBs (р=0,02). Хуже была выживаемость у пациентов с персистирующим HBsAg по сравнению с больными с персистирующим антиHBs (р<0,001), с больными с антиHBc (р=0,07) и с теми, у кого антиHBs появился позже (р=0,12).
Выводы.
Авторы исследования показали, что в клинической практике часто встречаются изменения серологических маркеров ВГВ у больных с ко-инфекцией ВГВ/ВИЧ на фоне АРТ, а также вновь приобретенные инфекции ВГВ. По этим причинам необходимо мониторировать СМ ВГВ. Лучший иммунный и вирологический ответ на АРТ ассоциировался с выработкой антиHBs, отмечают исследователи. Авторы исследования подчеркивают необходимость вакцинации от ВГВ всех пациентов, не имеющих маркеров этой инфекции.
Источник.
Wang-Huei Sheng et al. Evolution of Hepatitis B Serological Markers in HIV-Infected Patients Receiving Highly Active Antiretroviral Therapy. Clinical Infectious Diseases 2007; 45:1221-9

Medline абстракт.

Обзор статьи подготовлен в сотрудничестве с Американским международным союзом здравоохранения (АМСЗ) и Инфосетью по СПИДу "Здоровье Евразии" (ИСЗЕ <http://www.eurasiahealth.org/aids>)

Главная страница arrow Клинические случаи arrow Динамика маркеров вирусного гепатита В при ко-инфекции, вызванной вирусами гепатита В и иммунодефицита человека.
Ваше мнение
Нужны ли российским больницам отделения экстренной помощи?
  
Если Вы ответили положительно, то как Вы можете это аргументировать?
  
Если Вы ответили отрицательно, то как Вы можете это аргументировать?
  
Если у Вас есть другие соображения по данному вопросу, пишите на адрес mail.medmir.com, указав