Обзоры мировых
медицинских журналов
на русском языке (архив)
Разделы
Главная страница
Внутренние болезни
Акушерство и гинекология
Педиатрия
Неонатология
Инфекционные болезни
Интенсивная терапия
Кардиология
Неврология и нейрохирургия
Онкология
Гастроэнтерология
Клинические случаи
Поиск

Тезаморелин уменьшает степень ассоциированного с антиретровирусной терапией абдоминального ожирения у ВИЧ-инфицированных больных. Печатать
30.01.08
Абдоминальное (висцеральное) ожирение (АО), дислипидемия и инсулинорезистентность – частые побочные явления антиретровирусной терапии (АРТ) у ВИЧ-инфицированных (ВИЧи) больных. Одним из методов уменьшения степени АО и связанного с ним риска кардиоваскулярных заболеваний (КВЗ) считается применение тезаморелина (Т) – синтетического аналога рилизинг-фактора гормона роста (РФГР). Американские ученые провели многоцентровое рандомизированное плацебо-контролируемое исследование для того, чтобы оценить эффективность и безопасность использования Т с целью коррекции жирового обмена у ВИЧи пациентов.
Методы и ход исследования.
В исследование включили 412 ВИЧи больных из 43 медицинских центров США (06.2005–04.2006). Все пациенты получали АРТ не менее 8 недель и имели АО, которое определяли по окружности талии (ОТ) ≥95 см и отношению ОТ/окружность бедер (ОБ) ≥0,94 для мужчин и ОТ ≥94 см и ОТ/ОБ ≥0,88 для женщин. Разрешалось использование постоянной липидснижающей терапии в течение 3 месяцев и постоянное лечение тестостероном в физиологическом режиме в течение 6 месяцев до рандомизации. Исключались пациенты, получавшие эстрогены, гормон роста и больные с патологией гипофиза. 
Пациентам Т-группы (n=275) вводили подкожно Т в дозе 2 мг ежедневно в течение 26 недель; больным П-группы (n=137) – плацебо. Исходно, через 13 и 26 недель оценивали площадь висцеральной жировой ткани (ВЖТ) по данным компьютерной томографии; в крови определяли триглицериды (ТГ), общий холестерин (ОХС), холестерин липопротеидов высокой плотности (ХС ЛПВП); инсулиноподобный фактор роста I (ИФР-I), глюкозу (Г) и инсулин (И). Регистрировали нежелательные явления в ходе лечения и в течение 26 недель после его окончания.
Результаты.
Обе группы были сопоставимы по демографическим, антропометрическим и клинико-лабораторным показателям. Возраст больных был 47,3±7,3 лет в Т-группе и 48,3±7,5 лет в П-группе; белокожих – 86,8% и 83,9%; вес – 89,6±14,1 кг и 90,0±13,7 кг; ОТ – 104±10 см и 105±9 см; ОТ/ОБ – 1,05±0,06 и 1,05±0,07; площадь ВЖТ – 178±77 см2 и 171±77 см2 соответственно. Исходный уровень ТГ составил 252±188 и 234±145 мг/дл; ОХС/ХС ЛПВП – 4,50±1,35 и 4,29±1,24; ИФР-I – 161±59 и 168±75 нг/мл соответственно. Иммунный статус и вирусная нагрузка (ВН) также больных также не имели существенных отличий в двух группах: ВН ниже порога - у 68,4% в Т-группе и у 70,8% в П-группе; CD4+ – 616±299 и 585±284 клеток/мл соответственно. В Т-группе большее количество пациентов получали ненуклеозидные ингибиторы обратной транскриптазы (НИОТ): 53,7% против 41,6% (р=0,03).
Через 26 недель лечения площадь ВЖТ в Т-группе уменьшилась на 27,8 см2 (-15,2%), в то время как в П-группе она увеличилась на 5,1 см2 (+5,0%; р<0,001). Эта разница оставалась достоверной (р<0,001), когда провели анализ с учетом использования/неиспользования тестостерона, НИОТ, наличия/отсутствия нарушенной глюкозотолерантности или диабета, а также с поправкой на пол и медицинский центр. Причем уменьшение степени ожирения было более выраженным у пациентов с исходно большей площадью ВЖТ.
Изменение уровня ИФР-I через 26 недель также имело достоверные отличия в двух группах (р<0,001): в Т-группе он увеличился на 109 нг/мл (+81%), а в П-группе снизился на 16 нг/мл (-5%). Обратная динамика показателей отмечалась в липидном профиле: в Т-группе ТГ снизились на 50 мг/дл (-7,5%), ОХС/ХС ЛПВП – на 0,31 (-4,7%); в П-группе аналогичные показатели повысились на 9 мг/дл (+11,6%) и 0,21 (+6,1%) соответственно. Изменения липидов оставались достоверными между группами и при поправке на использование липидснижающих препаратов и НИОТ.
Показатели гликемического контроля (Г натощак, 2-часовая Г и И), а также иммунной функции и ВН через 26 недель не имели различий в обеих группах. 6-месячное лечение не отразилось на печеночных и почечных функциях, которые по результатам лабораторных тестов не отличались в двух группах, не изменился и уровень артериального давления.
Кроме того, обе группы были сопоставимы по числу нежелательных явлений (у 82,8% больных Т-группы и 75,2% П-группы; р=0,09), в том числе тяжелых. В Т-группе зарегистрировано 4 тяжелых нежелательных явления, имевших возможную связь с использованием Т – это периферическая нейропатия, диарея с лихорадкой и дегидратацией, снижение двигательной активности и застойная сердечная недостаточность. Всего 20,5% больных досрочно прекратили лечение. В Т-группе таких было больше (n=62 или 22,7% против n=22 или 16,1% в П-группе; р=0,12). Наиболее частые нежелательные явления как причины прекращения лечения – артралгии (13,6% в Т-группе и 10,9% в П-группе; р=0,53), припухлость и другие реакции в месте инъекции (9,2% и 9,5% соответственно). У 6 больных реакции в месте инъекции и крапивница наблюдались в течение 4–5 месяцев после окончания лечения. У всех 6 пациентов выявлены положительные титры IgG к Т. Помимо этого, IgG к Т определялись у 48,6% больных Т-группы и у 2,7% П-группы.
Выводы.
Синтетический аналог РФГР тезаморелин значительно уменьшал степень висцерального ожирения и сопутствующей дислипидемии у ВИЧи больных, получавших АРТ. Коррекция жирового обмена с помощью 6-месячного курса Т снижала риск КВЗ, ассоциированных с АО. Помимо высокой эффективности, Т обладал достаточно надежным профилем безопасности: сохранялся гликемический контроль, не нарушались функции печени и почек, процент тяжелых нежелательных явлений был менее 1%. Авторы полагают, что использование Т может повысить приверженность ВИЧи больных к АРТ, поскольку длительный прием препаратов, особенно ингибиторов протеаз, вызывающий АО, заставляет многих пациентов прекращать лечение. В настоящее время Т проходит 3 фазу клинических испытаний и пока не лицензирован к применению в медицинской практике.
Источник.
Julian Falutz et al. Metabolic Effects of a Growth Hormone–Releasing Factor in Patients with HIV. New Engl J Med. 2007; 357; 23; 2359-2370. Medline абстракт.

Главная страница arrow Клинические случаи arrow Тезаморелин уменьшает степень ассоциированного с антиретровирусной терапией абдоминального ожирения у ВИЧ-инфицированных больных.
Ваше мнение
Нужны ли российским больницам отделения экстренной помощи?
  
Если Вы ответили положительно, то как Вы можете это аргументировать?
  
Если Вы ответили отрицательно, то как Вы можете это аргументировать?
  
Если у Вас есть другие соображения по данному вопросу, пишите на адрес mail.medmir.com, указав