Обзоры мировых
медицинских журналов
на русском языке (архив)
Разделы
Главная страница
Внутренние болезни
Акушерство и гинекология
Педиатрия
Неонатология
Инфекционные болезни
Интенсивная терапия
Кардиология
Неврология и нейрохирургия
Онкология
Гастроэнтерология
Клинические случаи
Поиск

Объективные и субъективные препятствия, стоящие на пути противотуберкулезного лечения заключенных и бывших заключенных в Ленинградской области. Печатать
20.03.08
Заболеваемость  туберкулезом (ТБ) в  Санкт-Петербурге и  Ленинградской области составила в 2003 г. соответственно 40,0 и  64,6 на 100 000 населения. По известным причинам заболеваемость и распространенность ТБ в местах заключения в России значительно выше, чем среди населения в целом. В 2003 году среди 15000 заключенных в Ленинградской области насчитывалось около 647 больных активным ТБ. Среди бывших заключенных заболеваемость ТБ также значительно (до 30%) выше, чем в среднем среди населения. Тюремная система Санкт-Петербурга состоит из шести следственных изоляторов (СИЗО), восьми колоний и одного тюремного госпиталя. В 2003 году в трех исправительных заведениях Ленинградской области была введена программа DOTS

((Directly Observed Therapy, Short course - краткий курс терапии, проходящий под непосредственным наблюдением медицинских работников), а программа DOTS-Plus, направленная на лечение больных ТБ с множественной лекарственной резистентностью возбудителя, была недоступна. Как и во всех остальных регионах России, в Ленинградской области тюремная медицинская система  страдает от недостатка финансирования, естественного оттока старшего поколения квалифицированных кадров, нехватки лабораторного и другого диагностического оборудования, и противотуберкулезных препаратов второй линии. Отсутствуют необходимые  условия для надлежащей изоляции больных, что повышает риск дальнейшего распространения ТБ среди заключенных и персонала.
Критической точкой в распространении ТБ из тюрем в общество является момент выхода больных  заключенных на свободу.  В идеале больной ТБ заключенный после выхода на свободу из одного из исправительных учреждений Ленинградской области должен продолжить лечение в одном из 17 противотуберкулезных диспансеров. Однако на деле тюремные медики просто посылают письмо в один из   диспансеров с указанием имени больного, его последнего известного адреса и кратким эпикризом. Существует мало возможностей проверить и дать гарантию, что заключенный, вышедший на свободу с активным ТБ, обратится в диспансер. Международная группа исследователей в составе российских и американских ученых провела исследование с целью оценить преемственность противотуберкулезной системы в плане лечения больных ТБ, выходящих на свободу из исправительных учреждений и выявить препятствия, которые стоят на пути завершения такими больными полного курса лечения.
Методы и ход исследования.
Исследование проходило в 2003 году в Санкт-Петербурге и Ленинградской              области. Опросник, предполагающий самостоятельное заполнение, был выдан 60 заключенным и 40 бывшим  заключенным, проходящим  лечение по поводу активного ТБ. Заключенные отбирались в тюремном госпитале, СИЗО и колонии,      в которой содержались больные ТБ. Бывшие заключенные отбирались в двух противотуберкулезных диспансерах. Были проведены интервью с шестью работниками тюремной медицинской системы и шестью работниками противотуберкулезных диспансеров.
Исследователи составили список больных ТБ,  вышедших на свободу в 2003 г., и                        сделали запрос в центральный противотуберкулезный диспансер с целью определить, обращались ли они за помощью.
Результаты.
25% бывших заключенных считали себя лицами без определенного места жительства («бомжами»).  Средний возраст заключенных составил 29,9 лет, средний возраст бывших заключенных – 40,7 лет, 83% и 85% соответственно были лицами мужского пола. 32,5% бывших заключенных жили в коммунальных квартирах и 32,5% - в отдельных квартирах. Около 25% заключенных и 70% бывших заключенных отметили, что настоящий курс лечения ТБ не является их первым противотуберкулезным курсом. 48 из 60 заключенных и 25 из 40 бывших заключенных принимали противотуберкулезные препараты на момент заполнения опросника. Бывшие заключенные переводились из одного исправительного учреждения в другое до 10 раз за время заключения (в среднем 3,2 раза).
Из 80 заключенных, вышедших на свободу в 2002 г. и имеющих в документации Санкт-Петербург как место проживания, только 21 (26,3%) обратились в какой-то из городских противотуберкулезных диспансеров. Об остальных 59 (73,8%) не было найдено никаких данных ни в одном из диспансеров.
Заключенные и бывшие заключенные указали следующие социальные и личные проблемы, мешающие полноценному противотуберкулезному лечению: алкоголизм, наркомания, побочные эффекты противотуберкулезных препаратов, усугубляющиеся ВИЧ инфекцией и заболеваниями печени, нехватка денег отсутствие работы и легального места жительства, потеря связи с семьей, страх тюремного заключения, отсутствие жилья. Они также указывали на нерегулярность доступа к противотуберкулезным препаратам во время тюремного заключения, особенно в моменты перевода из одного учреждения в другое. Проинтервьюированные медицинские работники называли отсутствие страха перед болезью и непонимание ее опасности одними из причин плохой приверженности заключенных противотуберкулезному лечению. Они указывали также, что больные заключенные стараются не достичь полного излечения ТБ, так как в таком случае они лишатся таких преимуществ как хорошее питание и освобождение от работы.
Более половины заключенных, готовящихся к освобождению (n=44), указали что останутся жить в Санкт-Петербурге. Около трети из них имели планы найти работу после освобождения, 59,3% собирались продолжить противотуберкулезное лечение, а 77,1% - обратиться в противотуберкулезные диспансеры Санкт¬¬  Петербурга.
Большинство опрошенных (93,1% заключенных и 79,5% бывших заключенных) выразили интерес к завершению полного курса противотуберкулезного лечения. В качестве возможного стимула, который заставит их это сделать заключенные называли получение внутреннего паспорта (58%), помощь с работой (50%), а бывшие заключенные – деньги (62%), продукты (58%) и помощь в получении работы (50%). Опрошенные медицинские работники положительно отзывались о возможностях использования материальных стимулов, направленных на завершение противотуберкулезного лечения данным контингентом больных.
Выводы.

Исследователи отмечают, что несмотря на то, что многие из бывших заключенных относят себя к категории «бомж» и имеют другие проблемы с жильем, лишь немногие (около 25%) выбрали жилье в качестве возможного стимула к продолжению противотуберкулезного лечения. Отсутствие же паспорта большинство считает серьезной и трудно преодолимой проблемой. Авторы исследования обращают внимание на успех программы (частично финансируемой правительством Швеции), проводимой в противотуберкулезном диспансере № 8 Санкт-Петербурга, где явившимся на лечение бывшим заключенным выдается паспорт и оказывается помощь с пропиской.
Исследователи обращают внимание на то, что при оценке преемственности тюремной и гражданской противотуберкудезных служб данное исследование учитывало только заключенных, приговоренных к какому-то сроку, в то время как важно отслеживать и оправданных, - тех, кто выходит из СИЗО до или после суда. Они также составляют группу высокого риска по ТБ.
Опрошенные заключенные и бывшие заключенные указали на частые перерывы в противотуберкулезном лечение даже в период заключения, а также на большое число побочных эффектов лечения, которые заставляют больных прерывать прием препаратов и на которые медицинский персонал не обращает должного внимания. Обе проблемы значительно снижают эффективность противотуберкулезного лечения в исправительных учреждениях.
Исследователи отмечают также, что противотуберкулезное лечение недостаточно стандартизировано в России, а в арсенале врачей нет методик оценки приверженности больных лечению.
Авторы исследования считают, что необходимы более тесные и официально регламентированные связи между медицинскими службами исправительных учреждений и гражданскими противотуберкулезными заведениями. Необходимо принять во внимание то, что вышедний на волю заключенный сталкивается с множеством материальных и социальных проблем (отсутствие жилья, алкогольная и наркотическая зависимости, повторные заключения, бедность, коморбидные состояния и т.д.), которые встают на пути полноценного противотуберкулезного лечения. Очень небольшое число бывших заключенных обращаются в противотуберкулезные диспансеры, так как лечение ТБ не является их основной задачей. Авторы исследования полагают, что лучшим решением проблемы противотуберкулезного лечения бывших заключенных мог бы стать комплексный подход, учитывающий все проблемы, с которыми им приходится сталкиваться по выходе из исправительного учреждения. Такая социальная помощь как решение вопроса о получении паспорта и прописки, снабжение продуктами питания, одеждой, какие-то небольшие денежные компенсации, а в более расширенном варианте - наркологическое консультирование, профессиональное обучение и решение проблемы жилья, могла бы стать основой программы для бывших заключенных и заключенных, готовящихся к выходу из тюрьмы, полагают исследователи.
Источник.
R. S. Fry et al. Barriers to completion of tuberculosis treatment among prisoners and former prisoners in St Petersburg, Russia. Int J Tuberc Lung Dis 9(9):1027–1033. Medline абстракт.

Главная страница arrow Клинические случаи arrow Объективные и субъективные препятствия, стоящие на пути противотуберкулезного лечения заключенных и бывших заключенных в Ленинградской области.
Ваше мнение
Нужны ли российским больницам отделения экстренной помощи?
  
Если Вы ответили положительно, то как Вы можете это аргументировать?
  
Если Вы ответили отрицательно, то как Вы можете это аргументировать?
  
Если у Вас есть другие соображения по данному вопросу, пишите на адрес mail.medmir.com, указав