Обзоры мировых
медицинских журналов
на русском языке (архив)
Разделы
Главная страница
Внутренние болезни
Акушерство и гинекология
Педиатрия
Неонатология
Инфекционные болезни
Интенсивная терапия
Кардиология
Неврология и нейрохирургия
Онкология
Гастроэнтерология
Клинические случаи
Поиск

Уровни глюкозы натощак и артериального давления, но не метаболический синдром, связаны с риском смерти в пожилом и старческом возрасте. Данные исследования CHS. Печатать
04.06.08
Метаболический синдром (МС) – установленный фактор риска неблагоприятного прогноза в общей популяции*. Однако его значение как фактора риска смерти у пациентов пожилого и старческого возраста не установлено. Не ясно также, имеет ли МС в этой растущей популяции большую прогностическую силу, чем такие его отдельные компоненты как артериальная гипертензия (АГ), гликемия натощак (ГН), уровни холестерина липопротеидов высокой плотности (Хс ЛПВП), триглицеридов (Тг) и абдоминальное ожирение. Для ответа на данные вопросы американские ученые выполнили анализ данных крупного проспективного многоцентрового когортного исследования Cardiovascular Health Study (CHS).
Методы и ход исследования.
Исследование Сердечно-сосудистого Здоровья было проведено с целью изучения детерминант сердечно-сосудистого риска у лиц в возрасте 65 лет и старше. В 1989–1990 гг. и 1992–1993 гг. в 4 регионах США было включено 5888 участников (58% женщин, 16% чернокожих). Для данного первичного анализа были исключены лица с установленной при включении сердечно-сосудистой патологией (n=1320) и участники с отсутствующими данными о каком-либо компоненте МС (n=310).
МС устанавливался согласно модифицированным критериям ATP III при наличии, по крайней мере, трех из пяти следующих компонентов: 1) окружность талии у мужчин ≥102 см, у женщин ≥88 см; 2) уровень Тг ≥150 мг/дл; 3) уровень Хс ЛПВП у мужчин <40 мг/дл, у женщин  <50 мг/дл; 4) АГ (систолическое артериальное давление [АД] ≥130 мм рт. ст.; диастолическое АД ≥85 мм рт. ст.) или проводимое лечение АГ; 5) уровень ГН ≥110 мг/дл или проводимое лечение сахарного диабета. Дополнительный анализ был проведен для МС, определенного по критериям международного фонда диабета (International Diabetes Foundation [IDF]) и ВОЗ.
Участники подвергались ежегодному обследованию до 1999 г. и контакту по телефону каждые полгода до середины 2004 г. Наблюдение в отношении смертельных исходов было выполнено у всех участников. Причины смерти утверждались комитетом экспертов как сердечно-сосудистые и не сердечно-сосудистые. Для выяснения связи МС и его отдельных компонентов с общей, сердечно-сосудистой и не сердечно-сосудистой смертностью был выполнен многофакторный анализ пропорциональных рисков по Коксу.    
Результаты.
При включении в исследование среди 4258 участников (средний возраст 73±5 лет) МС отмечен у 31% мужчин (n=508) и 38% женщин (n=980). Среди его компонентов чаще всего отмечалась АГ (у 72% женщин, у 73% мужчин), затем – абдоминальное ожирение (у 58% и 32% соответственно), повышенный уровень ГН (25% и 32%) и Тг (у 31% и 29%), сниженный Хс ЛПВП (28% и 24%).
В течение 15 лет наблюдения зарегистрировано 2116 смертельных исходов. После многофакторной коррекции наличие МС сопровождалось 22% увеличением риска общей смертности (относительный риск [ОР] 1,22; 95% доверительный интервал [ДИ] 1,11–1,34) или на 9,2 смертей на 1000 пациентов в год больше, чем у лиц без МС. Однако при дальнейшем анализе выяснено, что участники с МС, включавшего повышенную ГН, имели риск смерти на 41% выше, чем пациенты без МС (ОР – 1,41; 95% ДИ 1,27–1,57), в то время как лица с МС без повышенной ГН не имели более высокого риска смерти (ОР – 0,97; 95% ДИ 0,85–1,11). Сходно пациенты с МС, включавшего в качестве компонента АГ, продемонстрировали риск смерти на 26% выше, чем лица без МС (ОР – 1,26; 95% ДИ 1,15–1,39), но не участники с МС без АГ (ОР – 0,92; 95% ДИ 0,71–1,19). Пропорция смертельных исходов в популяции, отнесенных к МС (population attributable risk fractions
[PAR%] – 6,3%), была вызвана МС, включавшего повышенную ГН (PAR% – 6,3%) или АГ (PAR% – 6,5%), не МС без повышенной ГН (PAR% – 0%) или без АГ (PAR% – 0%).
Анализ с включением больных с исходной сердечно-сосудистой патологией показал аналогичные результаты. ОР смерти у лиц с любым вариантом МС составил 1,26 (95% ДИ 1,17–1,36; PAR% 7,7%), при МС с нарушенной ГН – 1,45 (95% ДИ 1,32–1,58; PAR% – 7,2%) и без нее – 1,00 (95% ДИ 0,89–1,12; PAR% – 0%), при МС с АГ – 1,30 (95% ДИ 1,20–1,40; PAR% – 7,9%) и без АГ – 0,92 (95% ДИ 0,73–1,15; PAR% <0%). Результаты принципиально не изменились, когда МС рассматривался по критериям IDF и ВОЗ.
При анализе отдельных компонентов МС только АГ (ОР – 1,32; 95% ДИ 1,18–1,47) и нарушенная ГН (ОР – 1,39; 95% ДИ 1,26–1,53) оказались независимыми предикторами риска смерти.  Пропорция смертельных исходов в популяции, отнесенных к АГ (PAR% –  17,5%) и к повышенной ГН (PAR% – 7,9%) была выше, чем связанная собственно с МС (PAR% – 6,3%). Наибольший риск смертельного исхода выявлен у лиц, имевших АГ в сочетании с нарушенной ГН, в сравнении с участниками без АГ+ГН  (ОР – 1,82; 95% ДИ 1,58–2,09; PAR% – 10,4%). В целом общая пропорция смертей, отнесенных к АГ и нарушенной ГН, оказалась значительно выше (PAR% – 22,2%), чем к МС (PAR% – 6,3%). Более того, хотя наличие МС было предиктивным для сердечно-сосудистой смерти (ОР – 1,51; 95% ДИ 1,29–1,76), повышенный риск отмечен только при имеющихся АГ или нарушенной ГН как компонентов МС.        
Выводы.
Авторы публикации заключают, что, во-первых, у лиц пожилого и старческого возраста МС не является предиктором смертности в отсутствии АГ и нарушенного метаболизма глюкозы; во-вторых, прогностическое значение МС оказалось сопоставимым с таковым при наличии только АГ или только повышенной ГН; в-третьих, сочетание АГ и повышенной ГН сопровождается наибольшим риском неблагоприятного исхода.
Полученные данные свидетельствуют об ограниченной пользе МС для прогнозирования общей, сердечно-сосудистой и не сердечно-сосудистой смертности у престарелых пациентов в сравнении с оценкой уровня ГН и АД, заключают исследователи.
Источник.
Mozaffarian D., Kamineni A., Prineas R.J., Siscovick D.S. Metabolic Syndrome and Mortality in Older Adults. The Cardiovascular Health Study. Arch Intern Med. May 12,2008;168:969-978. Статья-источник. Medline абстракт.

* См.

По данным мета-анализа проспективных исследований метаболический синдром связан с риском сердечно-сосудистых событий и смерти. 

Главная страница arrow Гастроэнтерология arrow Уровни глюкозы натощак и артериального давления, но не метаболический синдром, связаны с риском смерти в пожилом и старческом возрасте. Данные исследования CHS.
Ваше мнение
Нужны ли российским больницам отделения экстренной помощи?
  
Если Вы ответили положительно, то как Вы можете это аргументировать?
  
Если Вы ответили отрицательно, то как Вы можете это аргументировать?
  
Если у Вас есть другие соображения по данному вопросу, пишите на адрес mail.medmir.com, указав