Обзоры мировых
медицинских журналов
на русском языке (архив)
Разделы
Главная страница
Внутренние болезни
Акушерство и гинекология
Педиатрия
Неонатология
Инфекционные болезни
Интенсивная терапия
Кардиология
Неврология и нейрохирургия
Онкология
Гастроэнтерология
Клинические случаи
Поиск

Ультрасонография головного мозга информативна для прогноза нарушений психомоторного развития у глубоко недоношенных детей. Печатать
28.01.09
Ультрасонография головного мозга (УСГМ) широко применяется для выявления новорождённых с высоким риском нарушений психомоторного развития (ПМР). Выполненные ранее исследования взаимосвязей между данными УСГМ у недоношенных новорождённых и задержкой их ПМР базировались на небольших контингентах пациентов и исключали младенцев, не тестированных с помощью стандартизированных методов оценки. Цель настоящего исследования состояла в том, чтобы описать отношения между отклонениями при УСГМ и задержкой ПМР в 2 года скорректированного возраста (СВ) в большой когорте глубоко недоношенных младенцев.
Методы и ход исследования.
С 2002 г. по 2004 г. в 14 перинатальных центрах США было проведено исследование ассоциации между повреждениями мозга при УСГМ и задержкой развития в 24 месяца СВ у 1 017 детей, родившихся до 28-ой постменструальной недели.
При просмотрах УСГМ выделялись 4 повреждения: внутрижелудочковое кровоизлияние (ВЖК), умеренная/серьёзная ветрикуломегалия (ВМ), гипоэхогенные повреждения белого вещества (гипо-ЭПБЛ) и гиперэхогенные повреждения белого вещества (гипер-ЭПБЛ), а также 2 диагноза - перивентрикулярная лейкомаляция (ПВЛ) и перивентрикулярный геморрагический инфаркт (ПВГИ).
Специалисты, не знавшие о результатах УСГМ,  оценивали развитие пациентов по шкале младенческого развития (Bayley, BSID-II). Слепые дети, которые не оценивавшиеся по шкале Bayley, и дети, у которых 2 испытательных пункта были опущены, вместо индекса ПМР (PDI) классифицировались по шкале адаптивного поведения и моторных навыков (VABS), а вместо индекса умственного развития (MDI) - адаптивного смешанного поведения (ABC).
Результаты.
У 1 017 младенцев, выживших в 24 месяца СВ, было оценено умственное и моторное развитие, и у 181 выжившего ребенка оценка ПМР была неполной. VABS и ABC оценки были получены у 26 из 33 детей, которые не были тестированы по BSID-II умственной шкале, и 23 имели ABC < 70. VABS оценка была получена у 32 из 38 детей, не тестированных по BSID-II моторной шкале, и 27 имели оценку моторных навыков < 70. В соответствии с оценками BSID-II или VABS у 26% обследованных младенцев (n = 269) была задержка умственного развития,  и у 31% (n = 314) - психомоторного развития.
Среди детей, у которых при УСГМ было выявлено ВЖК, только 32% не имели других отклонений. Всего у 42% пациентов определялась ВМ, у 43% - гипер-ЭПБЛ, и у 20% - гипо-ЭПБЛ. Среди 716 обследованных детей, у которых не было отклонений при ультразвуке,  у 23% выявлена задержка умственного развития, и у 26% - задержка ПМР. Отклонения ультразвука были больше связаны с отсроченным ПМР, чем с отсроченным умственным развитием. Наличие ВМ и диагноза ПВГИ было связано с удвоением риска задержки умственного развития; другие отклонения были связаны с меньшим увеличением риска. ВМ, гипо-ЭПБЛ и наличие кистозной ПВЛ или ПВГИ были связаны с самым высоким (57 - 60%) риском отсроченного ПМР. В зависимости от присутствия других отклонений ультразвука от 80 до 100% детей, которые имели и ВМ, и гипо-ЭПБЛ, были с задержкой ПМР.
Одностороннее кровоизлияние в герменативный матрикс (КГМ) было предиктором задержки умственного развития так же, как и двустороннее ГМН, и чаще, чем одностороннее ВЖК. Вообще КГМ или ВЖК были лучшими предикторами задержки ПМР, чем задержки умственного развития. Дети, которые имели двусторонние мозжечковые  кровоизлияния, были с самым высоким риском задержки развития.
Почти все пациенты с ВМ имели распространённую ВМ. Таким образом, расширение специфической области желудочка не могло дать существенно больше прогнозирующей информации о MDI или PDI оценке. Кроме  случая односторонней ВМ как предиктора MDI < 70, риск задержки развития был выше у детей с поздней ВМ по сравнению с ранней ВМ. Однако частота задержек ПМР была подобна у детей с двухсторонней и односторонней ВМ.
Односторонние гипер-ЭПБЛ были так же эффективны, как и двусторонние гипер-ЭПБЛ и односторонние гипо-ЭПБЛ для прогнозирования задержки развития, но не так, как двусторонние гипо-ЭПБЛ. Среди пациентов с односторонними гипер-ЭПБЛ у детей с правосторонними гипер-ЭПБЛ чаще отмечалась задержка умственного развития, тогда как у младенцев с односторонними гипо-ЭПБЛ слева - задержка ПМР.
Риск отсроченного умственного или психомоторного развития увеличивался с ростом числа зон с односторонними увеличениями гипер-ЭПБЛ. Точно так же риск отсроченного умственного развития увеличивался вместе с увеличением количества зон двусторонних гипо-ЭПБЛ. Никакие тенденции не были очевидны для отношений между количеством зон двусторонних гипер-ЭПБЛ или односторонних гипо-ЭПБЛ и задержкой развития.
У 16 детей с гипо-ЭПБЛ в париетально-затылочной области был очень высокий риск отсроченного ПМР (88%) и умственного развития (75%). Младенцы с гипо-ЭПБЛ в 3 зонах, наиболее близко расположенных к моторной коре, не имели более высокой частоты отсроченного ПМР, чем младенцы с гипо-ЭПБЛ, ограниченными другими зонами. Перивентрикулярные гипо-ЭПБЛ также были связаны с высоким риском отсроченного ПМР.
Самый высокий относительный риск (ОР) для отсроченного умственного развития был связан с ВМ (ОР: 2,70; 95% доверительный интервал [ДИ]: 1,70 – 4,10), в сочетании с ПВГИ (ОР: 1,90; 95% ДИ: 1,05 – 2,40). ВМ имела самый высокий ОР для задержки ПМР (ОР: 4,40; 95% ДИ: 2,90 – 6,90), в сочетании с ПВГИ (ОР: 3,90; 95% ДИ: 2,20 – 7,10), гипо-ЭПБЛ (ОР: 3,70; 95% ДИ: 2,30 – 6,10) и кистозной ПВЛ (ОР: 3,60; 95% ДИ: 2,20 – 7,10).
Выводы.
Авторы исследования пришли к выводу, что локальные гипо-ЭПБЛ и диффузные повреждения, проявляющееся ВМ, у глубоко недоношенных детей связаны с задержкой их умственного и ПМР. Ассоциация более выражена для двигательных нарушений по сравнению с умственным развитием. Кроме того, кровоизлияния в мозжечок связаны с отсроченным умственным и моторным развитием.
По мнению авторов, магнитно-резонансная томография или более частые ультразвуковые исследования могли бы улучшить прогностическую  ценность УСГМ.
Ограничением настоящего исследования была зависимость от УСГМ для идентификации повреждений белого вещества мозга.
Авторы считают, что пациенты с высоким риском нарушений ПМР (с маркерами при УСГМ) должны находиться под пристальным наблюдением специалистов, чтобы своевременно получать рекомендации для раннего корректирующего вмешательства. 
Источник.
T. Michael O’Shea et al. Neonatal cranial ultrasound lesions and developmental delays at 2 years of age among extremely low gestational age children. Pediatrics. September 2008; 122(3): e662-e669. Статья-источник. Medline абстракт.

Главная страница arrow Гастроэнтерология arrow Ультрасонография головного мозга информативна для прогноза нарушений психомоторного развития у глубоко недоношенных детей.
Ваше мнение
Нужны ли российским больницам отделения экстренной помощи?
  
Если Вы ответили положительно, то как Вы можете это аргументировать?
  
Если Вы ответили отрицательно, то как Вы можете это аргументировать?
  
Если у Вас есть другие соображения по данному вопросу, пишите на адрес mail.medmir.com, указав