Обзоры мировых
медицинских журналов
на русском языке (архив)
Разделы
Главная страница
Внутренние болезни
Акушерство и гинекология
Педиатрия
Неонатология
Инфекционные болезни
Интенсивная терапия
Кардиология
Неврология и нейрохирургия
Онкология
Гастроэнтерология
Клинические случаи
Поиск

В перспективе дронедарон может заменить амиодарон при фибрилляции предсердий. Результаты исследования ATHENA. Печатать
18.02.09
Дронедарон – новый антиаритмический препарат, являющийся производным бензофурана, сходным по электрофизиологическим свойствам с амиодароном. Однако за счет добавления метансульфониловой группы удалось добиться значительно меньшей липофильности препарата и, тем самым, укорочения его полувыведения до 24 часов и уменьшения накопления в тканях. Этот изменение структуры вместе с удалением молекулы йода было сделано для снижения риска нежелательных явлений (НЯ) со стороны легких и щитовидной железы при длительном применении. Дронедарон уже продемонстрировал свою эффективность в сравнении с плацебо в сохранении синусового ритма (СР) у пациентов с фибрилляцией предсердий (ФП) при сопоставимом риске НЯ со стороны легких, печени и щитовидной железы [1]. Однако другое исследование, выполненное среди больных с выраженной сердечной недостаточностью без ФП, было остановлено досрочно из-за повышенной смертности в группе дронедарона [2].   
В исследовании ATHENA (A placebo-controlled, double-blind, parallel arm Trial to assess the efficacy of dronedarone 400 mg bid for the prevention of cardiovascular Hospitalization or death from any cause in patiENts with Atrial fibrillation/atrial flutter) была предпринята попытка определить эффективность дронедарона в отношении снижения риска сердечно-сосудистых госпитализаций и общей смертности у больных с ФП или трепетанием предсердий (ТП). Спонсором исследования выступила компания Sanofi-Aventis.
Методы и ход исследования.
Рандомизированное двойное слепое  плацебо-контролируемое исследование было проведено в 551 центре 37 стран. Набор участников продолжался с июня 2005 г. по 30 декабря 2006 г. Включались больные с пароксизмальными или персистирующими ФП/ТП, если они удовлетворяли еще, по крайней мере, одному из следующих условий: возраст ≥70 лет; артериальная гипертензия с получением не менее двух антигипертензивных препаратов различных классов; сахарный диабет; перенесенные инсульт, транзиторная ишемическая атака или системная эмболия; размер левого предсердия при эхокардиографии в М-режиме не менее 50 мм; фракция выброса (ФВ) левого желудочка (ЛЖ) не более 40%. Все участники должны были иметь зарегистрированные в течение предшествующих 6 месяцев электрокардиограммы как с ФП/ТП, так и с СР.
Поскольку по ходу исследования уровень смертности оказался ниже предполагаемого, наблюдательный комитет с 8 марта 2006 г. модифицировал критерии включения. С этого срока включались пациенты в возрасте 75 лет и старше, независимо от перечисленных факторов риска; но больные в возрасте от 70 до 75 лет должны были иметь, по крайней мере, один фактор риска. Участники моложе 70 лет в исследование уже не включались.
Критерии исключения: постоянная форма ФП; нестабильная гемодинамика (например, декомпенсированная сердечная недостаточность); сердечная недостаточность IV класса по NYHA; запланированная большая хирургическая операция; острый миокардит; частота сердечных сокращений менее 50 в минуту; интервал PR более 0,28 с; слабость синусового узла без работающего пейсмейкера; тяжелая экстракардиальная патология; беременность или кормление грудью; рассчитанная скорость клубочковой фильтрации менее 10 мл/мин; калиемия менее 3,5 ммоль/л; необходимость приема антиаритмических препаратов I или III классов.
Участники рандомизировались в группы дронедарона (по 400 мг два раза в сутки) и плацебо в соотношении 1:1.
Первичной конечной точкой испытания была комбинация первой госпитализации по сердечно-сосудистой причине и смерти от любой причины. Вторичными исходами служили смерть от любой причины, смерть от сердечно-сосудистой причины, первая госпитализация по сердечно-сосудистой причине.
Наблюдение продолжалось по 30 декабря 2007 г.
Результаты.
Включено 4628 пациентов, из них 2301 – в группу дронедарона, 2327 – в группу плацебо. Средний возраст участников составил 71,6 года, женщины – 46,9%. Наиболее частым фоновым сердечно-сосудистым заболеванием была артериальная гипертензия. Любая структурная патология сердца отмечена у 59,6% больных. Из 4544 пациентов с измеренной ФВ ЛЖ у 179 (3,9%) она была менее 35%, у 540 (11,9%) – менее 45%. Анамнез сердечной недостаточности присутствовал у 979 (21,2%) участников, в том числе у 779 (17,1%) – II класса и у 200 (4,4%) – III класса по NYHA.
Среднее время наблюдения составило 21±5 месяц, медиана – 22 месяца (минимум – 1 год; максимум – 2,5 года). Первичная конечная точка отмечена у 734 (31,9%) пациентов группы дронедарона, в том числе 675 (29,3%) случаев госпитализации и 59 (2,9%) смертельных исходов без госпитализации. В группе плацебо соответствующие показатели составили 917 (39,4%), 859 (36,9%) и 58 (2,5%). Таким образом, отношение риска (ОР) развития первичной конечной точки при терапии дронедароном оказалось на 24% меньше, чем в контроле (ОР – 0,76; 95% доверительный интервал [ДИ] 0,69–0,84; р<0,001). Положительный эффект дронедарона прослеживался во всех основных подгруппах участников: в возрасте <75 лет и 75 лет и старше, у мужчин и женщин, при наличии или отсутствии ФП/ТП на момент рандомизации, при наличии или отсутствии органической патологии сердца, при застойной сердечной недостаточности и без нее, при ФВ от 35% до 45% и ≥45%, при терапии ингибиторами ангиотензинпревращающего фермента и без нее, при применении бета-блокаторов и без них.
Число всех летальных исходов в группах статистически не достигло различий: 116 (5,0%) в группе дронедарона против 139 (6,0%) в группе плацебо (ОР – 0,84; 95% ДИ 0,66–1,08; р=0,18). При этом терапия дронедароном сопровождалась меньшим риском смерти от сердечно-сосудистой причины (2,7% против 3,9% в контроле; ОР – 0,71; 95% ДИ 0,51–0,98; р=0,03) и смерти от аритмии (1,1% против 2,1% соответственно; ОР – 0,55; 95% ДИ 0,34–0,88; р=0,01).   
Прием препарата исследования досрочно прекращался одинаково часто в группе дронедарона и плацебо: 30,2% против 30,8% соответственно. Наиболее частыми причинами этого были НЯ (12,7% против 8,1%), требование пациента (по 7,5% в каждой группе), другие причины (9,4% против 14,4%). При терапии дронедароном чаще встречались брадикардия, удлинение интервала QT, диарея, тошнота, сыпь и повышение уровня креатинина. Однако частота легочных симптомов, включая поражение интерстиция легких, и дисфункции щитовидной железы между группами не различалась. Зафиксирован один случай желудочковой тахикардии типа «пируэт» с успешной реанимацией.
Выводы.
В данном рандомизированном исследовании показано, что терапия дронедароном пациентов с пароксизмальными или персистирующими ФП/ТП снижает риск комбинации  госпитализации по сердечно-сосудистой причине и смерти от любой причины.
Хотя общая смертность в группе дронедарона оказалась сопоставимой с контролем, сердечно-сосудистая смертность при применении антиаритмического препарата была ниже, так же как и смертность от аритмии.
Отсутствие увеличения риска легочных и тиреоидных осложнений дронедарона в сравнении с плацебо может свидетельствовать о более безопасном профиле действия препарата в сравнении с амиодароном. Тем не менее, срок наблюдения в данном исследовании составил только 21 месяц, тогда как НЯ при терапии амиодароном чаще наблюдаются спустя два года его приема. Сравнительная эффективность и безопасность обоих препаратов для профилактики ФП в настоящее время изучается в рандомизированном исследовании.   
Источник.
Hohnloser S.H., Crijns H.J., van Eickels M. et al. for the ATHENA Investigators. Effect of dronedarone on cardiovascular events in atrial fibrillation. N Engl J Med. February 12 2009;360(7):668-78.

Статья-источник

Medline абстракт

 

1. Дронедаронновый эффективный препарат для поддержания синусового ритма у больных с фибрилляцией предсердий. Данные испытаний EURIDIS и ADONIS.

2. В испытании ANDROMEDA применение дронедарона у больных систолической сердечной недостаточностью привело к раннему увеличению смертности.

Главная страница arrow Кардиология arrow В перспективе дронедарон может заменить амиодарон при фибрилляции предсердий. Результаты исследования ATHENA.
Ваше мнение
Нужны ли российским больницам отделения экстренной помощи?
  
Если Вы ответили положительно, то как Вы можете это аргументировать?
  
Если Вы ответили отрицательно, то как Вы можете это аргументировать?
  
Если у Вас есть другие соображения по данному вопросу, пишите на адрес mail.medmir.com, указав