Обзоры мировых
медицинских журналов
на русском языке (архив)
Разделы
Главная страница
Внутренние болезни
Акушерство и гинекология
Педиатрия
Неонатология
Инфекционные болезни
Интенсивная терапия
Кардиология
Неврология и нейрохирургия
Онкология
Гастроэнтерология
Клинические случаи
Поиск

Монтелукаст сопоставим по эффективности с флютиказоном при бронхиальной астме у детей. Печатать
30.08.05
Распространенность бронхиальной астмы (БА) за последние десятилетия увеличилась более чем в 10 раз. Современные исследования свидетельствуют, что до 5-10% детей России, как и многих других стран мира, страдают БА. Наряду с распространенностью растут показатели госпитализации и смертности детей от БА, в связи с чем проблема лечения имеет большое значение. БА - это хроническое аллергическое воспаление дыхательных путей, ключевую роль в котором играют провоспалительные медиаторы лейкотриены. Антагонисты лейкотриеновых рецепторов (монтелукаст, зафирлукаст), согласно рекомендациям Международной программы по БА GINA-2002, являются компонентами базисной долгосрочной терапии, цель которой – достижение и поддержание контроля над основными симптомами заболевания. Отсутствие доказательной базы по использованию антилейкотриеновых препаратов у детей послужило основанием для проведения многоцентрового рандомизированного двойного-слепого сравнительного испытания с целью определения эффективности монтелукаста (М) у больных 6-14 лет, страдающих БА (исследование MOSAIC).
Методы и ход исследования.
В испытании приняли участие 994 больных из 104 центров 24 стран мира (Азии, Африки, Северной и Южной Америки). Критерии включения: возраст 6-14 лет, диагноз среднетяжелой персистирующей БА, потребность в β2-агонистах короткого действия от 2 до 6 раз в неделю, отсутствие сопутствующих заболеваний. После 4-недельного плацебо-периода больные были рандомизированы на две  параллельные группы: 1 гр. (495 больных) получала М в дозе 5 мг внутрь однократно на ночь, 2 гр. (499 больных) – ингаляционный кортикостероид (ИКС) флютиказон (Ф) в дозе 100 мг/день (2 ингаляции по 50 мг). Все пациенты получали β2-агонист короткого действия (сальбутамол) по потребности. В течение испытания всем больным трижды (1 раз в 4 мес.) проводилось клиническое обследование, включающее исследование объема форсированного выдоха за 1 сек. (ОФВ1), пробу на скрытый бронхоспазм с бронходилататором, контроль использования β2-агониста и симптомов БА, лабораторные тесты, физикальное исследование. Все пациенты вели дневник, в котором отмечали использование β2-агониста, других дополнительных препаратов для контроля над астмой (системных кортикостероидов (СКС) или ИКС, ксантинов, пролонгированных β2-агонистов). В течение года лечения подсчитывали процент дней, свободных от БА (ДСБА), что означало отсутствие потребности в препаратах, облегчающих состояние больного, то есть β2-агонистах, СКС и др., а также отсутствие необходимости незапланированной медицинской помощи. Оценку контроля БА и качества жизни проводили с помощью опросника.
Результаты.
Обе группы больных не различались по медицинским и социально-демографическим данным. Большинство пациентов были мальчики (61,7%); средний возраст больных – 9 лет; среднее значение исходного ОФВ1 – 87,2% от должного (1,8 л, или 86,8% – в 1 гр.; 1,8 л, или 87,7% – во 2 гр.). Количество ДСБА в течение плацебо-периода в 1 гр. было 63,7%, во 2 гр. – 64%, дней с использованием β2-агониста – 35,6% (в среднем 5 ингаляций в неделю) и 35,7% (4,8 инг./нед.) соответственно. В результате 12-месячного лечения оба препарата существенно улучшали контроль над течением БА. Количество ДСБА в 1 гр. стало 84%, во 2 гр. – 86,7% (различия недостоверны). Таким образом, число ДСБА увеличилось в 1 гр. на 22,4%, во 2 гр. – на 25,2%.
Значение ОФВ1 возросло с 88,1% до 89% (в среднем на 0,27 л) и с 88,9% до 91,7% (на 0,3 л) в каждой группе соответственно.  Вследствие проведенной терапии, в обеих группах уменьшилось использование β2-агониста: на 22,7% в 1 гр., составив 15,4% дней в месяц, на 25,4% – во 2 гр. (12,8% дней в месяц). На фоне лечения М 20,7% больных использовали дополнительные препараты (помимо β2-агонистов) для уменьшения симптомов БА, причем большинство из них (17,8%) употребляли СКС. В группе Ф аналогичные показатели составили 13,5% и 10,5% соответственно. При этом число пациентов, которые использовали дополнительные препараты ≥1 дня в месяц в обеих группах было одинаковым – 2,2%. Количество больных с приступами БА после 12 мес. лечения в 1 гр. было 32,2%, во 2 гр. – 25,6%. Обе группы не отличались по количеству детей, имевших ≥1 приступа БА. При этом среднее число приступов БА в 1 гр. составило 1,1; во 2 гр. – 1,8. Уровень периферической эозинофилии в течение года уменьшился с 0,55×103 клеток/мл до 0,47×103 клеток/мл в 1 гр. и с 0,49×103 клеток/мл до 0,46×103 клеток/мл – во 2 гр. Как М, так и Ф повышали качество жизни детей: количество баллов суммарного коэффициента в 1 гр. возросло с 5,4 до 6,3; во 2 гр. – с 5,3 до 6,4. Общая сумма негативных событий по данным опросника в 1 гр. уменьшилась с 1,8 до 0,7; во 2 гр. – с 1,7 до 0,4. Количество детей, пропустивших занятия в школе ≥1 дня за 4 недели, предшествовавшие последнему контрольному обследованию, составило 8,8% в 1 гр. и 6,2% во 2 гр.; ≥3 дней – 1,9% и 2,1% соответственно. Процент родителей, нетрудоспособных вследствие болезни детей ≥1 дня в течение 4 нед. до окончания срока испытания, было 2,9% и 2% соответственно. По мнению родителей, у 435 (92,4%) пациентов 1 гр. и 453 (96,6%) детей 2 гр. БА хорошо контролировалась. Полученные результаты не отличались в различных группах больных, проанализированных в зависимости от пола, возраста, расовой принадлежности, географического региона. Комплайнс (приверженность лечению) был сходным в обеих группах. Количество дней с полным соблюдением режима терапии в 1 гр. составил 97,8%, во 2 гр. – 97,5%.
Оба препарата не отличались по числу различных побочных эффектов, которые были зарегистрированы у 2,2% детей 1 гр. и 1% - 2 гр. Тяжелых побочных эффектов не было отмечено ни в одной группе. Всего 6 (1,2%) пациентов  прекратили лечение М и 1 (0,2%) - Ф из-за осложнений терапии. У 2 (0,5%) детей, лечившихся Ф, зафиксированы изменения лабораторных данных вследствие побочного действия лекарственного средства. Скорость линейного роста детей за 12 мес. была меньше в группе Ф: 5,81 см/год против 6,18 см/год в группе М.
Выводы.
Проведенное испытание продемонстрировало, что М не уступает Ф по эффективности контроля над БА при использовании у детей 6-14 лет со средней степенью тяжести заболевания. Оба препарата сопоставимы по эффективности предупреждения симптомов обострения и увеличению количества дней, свободных от БА. Тем не менее, при лечении М большее количество пациентов отмечали приступы БА и имели потребность в использовании СКС. Действие Ф оказалось более выраженным в отношении увеличения ОФВ1, уменьшения потребности в β2-агонистах и улучшению качества жизни детей. Оба препарата отличались хорошей переносимостью и безопасностью. В то же время, скорость линейного роста за год была ниже у детей, лечившихся Ф. Таким образом, исследование показало, что М можно рекомендовать в качестве препарата базисной терапии для контроля над симптомами заболевания у детей со среднетяжелой БА.
Источник.
M. Luz Garcia Garcia et al. Montelukast, Compared With Fluticasone, for Control of Asthma Among 6- to 14-Year-Old Patients With Mild Asthma: The MOSAIC Study. Pediatrics. August 2005; 116;360-369.

Главная страница arrow Клинические случаи arrow Монтелукаст сопоставим по эффективности с флютиказоном при бронхиальной астме у детей.
Ваше мнение
Нужны ли российским больницам отделения экстренной помощи?
  
Если Вы ответили положительно, то как Вы можете это аргументировать?
  
Если Вы ответили отрицательно, то как Вы можете это аргументировать?
  
Если у Вас есть другие соображения по данному вопросу, пишите на адрес mail.medmir.com, указав