Обзоры мировых
медицинских журналов
на русском языке (архив)
Разделы
Главная страница
Внутренние болезни
Акушерство и гинекология
Педиатрия
Неонатология
Инфекционные болезни
Интенсивная терапия
Кардиология
Неврология и нейрохирургия
Онкология
Гастроэнтерология
Клинические случаи
Поиск

Ограничения в физической активности и повседневной жизни как отдаленный исход у пациентов, выживших после детского рака. Печатать
21.12.05
Использование агрессивных методов лечения рака (Р) не только продлевает жизнь пациентам, но и снижает ее качество. Хирургическое (Х) вмешательство может приводить к структурным и функциональным нарушениям, прогрессирующим с возрастом. Лучевая (ЛТ) и химиотерапия (ХТ), оказывающие цитотоксическое воздействие, негативно влияют на растущий организм. Пациенты, выжившие после лечения Р, имеют высокий риск неблагоприятных отдаленных исходов, таких как ранняя смерть, вторичный Р, дисфункции органов и систем, в том числе эндокринные, мышечные, нервно-психические, кардиальные и легочные нарушения, а также расстройства в интеллектуальной, эмоциональной и физической сферах. Американские ученые провели когортное исследование с целью оценить распространенность ограничений в физической активности (ФА) и повседневной жизни среди пациентов, перенесших Р в детском возрасте, в зависимости от вида онкологической патологии и характера терапии.   
Методы и ход исследования.
В исследование включили 11 481 пациентов из 26 учреждений, где они получали лечение по поводу Р (координирущий центр – Миннесотский Университет). Критерии включения: возраст младше 20 лет к моменту диагноза, время постановки диагноза – период между 1970 и 1986 гг., продолжительность жизни не менее 5 лет после диагноза. Группу сравнения составили 3839 сибсов (родных братьев и сестер). Анализировались данные из медицинской документации; участники исследования или их родители (если пациент младше 18 лет) заполняли специальный опросник на 24 страницах. Уровень ФА за последние 2 года подсчитывали по 6 пунктам в баллах (от 1 до 3, максимальная сумма ФА=18). Ограниченные возможности пациента оценивали по 3 категориям: самообслуживание, повседневная активность (участие в домашней работе, покупки и др.), посещение занятий или работы.
Результаты.
Средний возраст пациентов к моменту исследования был 23 года (диапазон от 8 до 47 лет), сибсов – 26 лет (5-56 лет). 48% больных и 52% сибсов были женского пола, 88,3% и 87,5% соответственно – белокожими. Наиболее частым диагнозом был лейкоз (33,9%), у 12,8% пациентов были опухоли мозга, у 13% – лимфома Ходжкина, у 9% – опухоль Вильмса (нефробласома), у 7% – нейробластома, у 8,7% – саркома мягких тканей, у 8,1% –  злокачественные опухоли кости. Самым распространенным методом лечения была комбинация ХТ и ЛТ (53,8%). У большинства пациентов (63,2%) диагноз был установлен в возрасте 9 лет и младше, выживаемость у 88,8% участников составила 10 лет и более.
Ограничения ФА имели 19,6% пациентов, что почти в 2 раза чаще, чем у сибсов (11,8%; отношение шансов RR=1,7-2,0). Средний балл ФА составил 16,6 и 17,2 соответственно. Ограниченные возможности больных регистрировались несколько реже (2,9-7,9%), но со значительно большей вероятностью, чем у сибсов. Так, самообслуживание и повседневная активность выживших была в 4,7 раз хуже, чем у сибсов, а невозможность посещать занятия или работу регистрировалась в 5,9 раз чаще. Наибольшую распространенность ограниченная ФА имела место среди пациентов с Р кости (36,9%) и опухолями головного мозга (26,6%), ФА у этих больных составила наименьшее количество баллов (15,3 и 15,8 соответственно). Вероятность наличия ограничений в ФА у больных с Р кости была в 2,9 раз выше, чем у сибсов; с опухолями мозга – в 2,5 раз; с лимфомой Ходжкина – в 1,8 раз. Распространенность ограниченных возможностей в быту также зависела от вида опухоли. Самообслуживание страдало у 10,5% выживших после Р мозга, у 20,9% больных этой группы была снижена повседневная активность, а 20% не могли посещать занятия или работу. Среди пациентов с Р кости аналогичные показатели составили 1,7%; 8,5% и 11,2% соответственно; в других группах – несколько реже (от 0,9% до 7,8%). Несмотря на то, что во всех группах пациентов регистрировались ограниченные возможности, максимальный риск функциональной недостаточности имели больные после опухоли мозга: ограниченное самообслуживание встречалось в 17 раз чаще, чем у сибсов; низкая повседневная активность в 14,9 раз; невозможность посещения занятий или работы в 15,6 раз.
Ограничения ФА при ЛТ встречались в 1,4 раза чаще, чем при использовании только Х лечения; применение ЛТ приводило к снижению повседневных возможностей пациентов в 1,7-1,9 раз; сочетание ХТ и ЛТ увеличивало вероятность ограничений ФА в 1,4 раза, повседневной активности – в 2,3 раза по сравнению с больными, лечившимися только Х способом.
Среди отсроченных влияний терапии наиболее часто встречались неврологические нарушения (42,6% против 18,8% у сибсов): длительный болевой синдром и нарушенная чувствительность в туловище или конечностях были самыми распространенными (31,1% и 14,4% соответственно). Гипотирез выявлялся у 11,2%; кардиалгии при нагрузке – у 10,4%; хронический кашель – у 7,4%. Эндокринные дисфункции у выживших встречались в 8,5 раза чаще, чем у сибсов; неврологические и легочные расстройства – в 2,4 раза; кардиальные нарушения – в 2 раза. Неврологические и чувствительные расстройства ассоциировались с риском ограничения ФА в 7,6 и в 2,7 раз соответственно, а также с ограниченными повседневными возможностями – в 5,6 и 2,6 раз соответственно.
Выводы.
Исследование продемонстрировало, что пациенты, выжившие после детского Р, в отдаленные сроки имеют повышенный риск развития функциональных расстройств, снижения ФА и ограничений в повседневной жизни. Группу максимально высокого риска составляют пациенты с опухолями кости и мозга. Несмотря на то, что невозможно предотвратить все неблагоприятные последствия терапии, их негативное влияние на физическую и повседневную активность пациентов следует учитывать в программах реабилитации больных.
Авторы подчеркивают необходимость мониторинга функциональных параметров в течение всей жизни пациентов. Лишь такой подход может способствовать более полному восстановлению состояния здоровья больных, повышению качества их жизни и позволит избежать тяжелой инвалидизации пациентов.
Источник.
Kirsten K.Ness et al. Limitations on Physical Performance and Daily Activities among Long-Term Survivors of Childhood Cancer. Ann Intern Med. Nov. 1, 2005;143:639-647.
Главная страница arrow Гастроэнтерология arrow Ограничения в физической активности и повседневной жизни как отдаленный исход у пациентов, выживших после детского рака.
Ваше мнение
Нужны ли российским больницам отделения экстренной помощи?
  
Если Вы ответили положительно, то как Вы можете это аргументировать?
  
Если Вы ответили отрицательно, то как Вы можете это аргументировать?
  
Если у Вас есть другие соображения по данному вопросу, пишите на адрес mail.medmir.com, указав